.RU

- - - - - - - - - Б. Н. Ельцин и Уральский политехнический



- - - - - - - -


УЧЕБА


Заслуга спорта в студенческой жизни того времени заключается не только в укреплении здоровья прошедших голодные военные и послевоенные годы стройфаковцев первой половины 50-х гг. Немалое время, которое приходилось отдавать тренировкам и поездкам на соревнования, требовало от студентов высокой степени самоорганизации, умения в кратчайшие сроки изучить сдаваемые в сессию дисциплины, а иногда и досрочную их сдачу.

Б. Ельцин : “У меня уходило на волейбол ежедневно часов по шесть, и учиться приходилось только поздним вечером или ночами, уже тогда я приучил себя мало спать и до сих пор я как-то к этому режиму привык и сплю по 3,5 - 4 часа...” Чуть дальше : “Учеба в институте продолжалась своим чередом. Получал я на экзаменах в основном пятерки, хотя очень много времени отнимал волейбол, тренировки, поездки на соревнования. И никаких, как это теперь бывает, поблажек за спортивные успехи не было. Пожалуй даже наоборот, некоторые преподаватели гоняли меня на экзаменах больше других, ревниво относясь к моим спортивным увлечениям и считая, что волейбол отвлекает меня от серьезной науки”.

И в итоге : “Диплом пришлось вместо пяти месяцев писать всего один: был все время в разъездах, шло первенство страны, самый его разгар, команда переезжала из города в город. Когда вернулся в Свердловск, остался месяц до защиты. Тема дипломной работы: “Телевизионная башня”. Тогда их почти не было, поэтому до всего нужно доходить самому. До сих пор не представляю, как мне это удалось. Столько умственных, физических сил я потратил, это было невероятно. Причем тут и особо помочь-то никто не может, тема новая, никому не известная — чертишь сам, расчеты делаешь сам, все от начала и до конца — сам. И все-таки сдал диплом. Защитился на “отлично”.

^ Исключительные способности студента Б. Ельцина подтверждают и его соученики.

Н.А.Вилесова: “ Учился он хорошо, давалась учеба ему легко и, тем не менее, он много занимался. Был трудоголиком, спал по 4-5 часов. Плохая учеба на факультете не допускалась. За этим пристально следили мы сами. Если кто отставал по какому-либо предмету, мы предлагали ему помощь”.

Ю. Я. Пермяков : “По учебе, конечно, были самыми трудными первый-второй курсы. Мы же из школы, привыкли, что каждый день тебя могут вызвать, спросить, а тут все на самоконтроле и что получилось: у нас при поступлении было 15 медалистов, а после первых двух сессий большинство их вылетело. Осталось только двое...

Борис Николаевич учился нормально. У него была хорошая память. Но красного диплома он не получил. У него по всем предметам было “отлично”, кроме теории упругости... А вышло вот что. Этот предмет вел декан Рогицкий. И вот к нам нагрянула какая-то комиссия на экзамен и он решил блеснуть знаниями одного из лучших студентов. Теория упругости — был единственный экзамен, где разрешалось пользоваться конспектами и справочниками... И на экзамене Борис сидел, готовился, как все, честно исписал две страницы, вывел нужную формулу. А Рогицкий его торопит: “Ну, что вы Эльцин (так он его называл), выходите отвечать. Вам не надо готовиться, и так все знаете. Ну, тот и вышел. Рогицкий принял ответ, задал еще пару вопросов и говорит: “Что-то вы сегодня, Эльцин, не вполне отвечаете”. И поставил ему четверку... И вот из-за этой четверки Борис не получил диплома с отличием. На стройфаке висела доска с выпускниками-краснодипломниками. Так большинство из тех, кто закончил с отличием — было из нашей группы. А Ельцина там не было... Потом Рогицкий перед ним как бы извинялся — предлагал пересдать, чтобы была пятерка. Но Борис отказался : “Нет, Станислав Андреевич, что я получил за свой ответ, то пусть и будет”. Ни в какую не согласился”.

Н. А. Вилесова : “Как-то спустя уже достаточно лет во время разговора наш профессор Борис Александрович Сперанский, сам ученый с мировым признанием, преподававший нам металлоконструкции, сказал: жаль, что Борис Николаевич пошел по общественно-политическому пути — из него мог бы получиться отличный ученый. У Бориса был очень сильный аналитический ум”.

Известная уральская художница Н. Костина, помогавшая оформлять Уральский центр Б. Н. Ельцина, под впечатлением позднейшего образа Первого Президента изобразила студентов-строителей во время подготовки к экзамену, где на первом плане — человек, ”похожий на Ельцина”. Курьез в том, что студент этот — в костюме и при галстуке, чего в реальной жизни никогда не было. Не потому, что Борис был приверженцем сугубо спортивного стиля в одежде, а потому что студенческий достаток не позволял ему рядиться во “взрослую” одежду... На эту неточность обращают внимание все посетители музея, знавшие Бориса Николаевича в студенчестве. Вместе с тем, она вносит некоторый юмор в серьезную экспозицию, посвященную жизни и деятельности Первого Президента.


- - - - - - -




ХАРАКТЕР


И все же, что он был за человек в эти годы? Ну, вопрос о его ответственности перед товарищами и настойчивости в достижении поставленной цели мы, похоже, прояснили. Но не все же время он проводил в аудитории и на спортивной площадке. Вот, соловьев ходил слушать, БСЭ пытался прочесть. А что еще?

Л. А. Видинеева и М. Х. Бацулова : “Борис, обладая способностью собирать вокруг себя, заряжая энергией. энтузиазмом, вовлекал всех в спортивную, общественную жизнь факультета”.

М. Л. Карасик: “Боря хороший человек был, доброжелательный, дружественный. Я никогда не видел, чтобы он курил. Он никогда не матерился (Это подтверждает и работавший с Б. Ельциным уже после окончания втуза однокашник Г. Соснин). Не был жадным до денег... Когда учились, трудно было с подарками. Позвали нас как-то на день рождения, он берет свой радиоприемник — а у него одного был такой — и понес, и подарил. Все у него было от души. Он никогда ничего не делал опрометчиво, все было продумано...”

Н. А. Вилесова: “Понимая, что жизнь непростая вещь — жесткая, во многом и жестокая, Борис Николаевич много работал над своим характером. Сознательно. В нем поначалу была сильна человеческая чувствительность и он многое делал себе наперекор, говоря, что надо выдавливать из себя мягкотелость. Если ему хотелось кого-то пожалеть, он делал это наоборот — поддерживал его, но нарочито жестковато...

С первых дней учебы в нем проявился явный лидер. При этом он не потерял обаяние, естественность, умение всегда быть веселым, даже озорным каким-то. Уверенность в правоте дела, которое он делает — это привлекало к нему людей моментально. И преподавателей, и соучеников. И в то же время он всегда внимательно выслушивал замечания в свой адрес и не боялся признавать свои ошибки. Выслушает, подумает, оценит и признает. И в больших делах, и в житейских, бытовых.

Очень любил подтрунивать. В молодости, когда его называли длинным, он возражал: я не длинный, а высокий. Но как-то он был болен и лежал в постели, и тогда согласился, вот теперь его можно назвать длинным.

Как-то в один из моих дней рождения, когда дело дошло до чая, я принесла с кухни трехлитровый чайник. Борис заявил: мне этого мало, я буду пить тринадцать стаканов, но только с лимоном. И когда я принесла большой пятилитровый чайник, он плотно вогнал в стакан целый лимон и стал наливать, пить и отсчитывать стаканы. Так он нас обманул... А почему это получилось —я рассказала ему как-то, как мой дед пил чай — вешал на шею полотенце и пил 13 стаканов... В застольях Борис демонстрировал нам свою игру на ложках. Делал он это неплохо...

^ Страшную тайну вам открою. Из всех конфет он любил больше всего бело-розовую помадку. Это было для него самым большим подарком. До сих пор он сладости любит”.


- - - - - - -




^ ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ


Пожалуй, что называется, в чистом виде черты характера Бориса Ельцина стали проявляться уже после окончания втуза, когда началась серьезная деловая жизнь дипломированного инженера-строителя.

К тому времени наши собеседники — бывшие соученики Бориса Николаевича разлетелись на “стройки социализма”. УсольЛАГ, ИвдельЛАГ, КрасЛАГ — так звучали адреса назначения.

Ю. Я. Пермяков: “Я получил распределение один из первых. Пришел представитель МВД — им требовались инженеры в ГУЛАГ. До 1955 г. туда нашего брата не посылали — там сидели такие специалисты, что нам и не снилось. А как их повыпускали — мы понадобились. Нас несколько человек вызвали: комсомолец? — комсомолец. Поедешь туда-то. И не спрашивали”.

М. Л. Карасик: “ Когда я отрабатывал в Тагиле, еще нельзя было уволиться по своему желанию. В 1956г. вышло постановление о свободном найме. А до того все, как в военное время. Своего рода крепостное право...”

^ Однако студенческая дружба и в эти годы продолжалась.

Снова М. Л. Карасик : “Я окончил на два года раньше, чем курс Бориса, и когда работал и жил в Тагиле, а они приезжали на игры, то давали мне телеграмму: “Играем в таком-то зале тогда-то” Я приходил и мы встречались”.

Л. А. Видинеева, М. Х. Бацулова : “ Карасик после окончания института в 1953 г. жил в Нижнем Тагиле. Но дружба продолжалась. На праздники в ноябре он пригласил наш “колхоз” к себе. Поехали. Кажется, больше из озорства билетов мы брать не стали. Ехали с приключениями, так как бегали от контролеров, но доехали. Там провели два дня, было весело и даже пекли торт. На обратную дорогу девочкам Маёр купил билеты, а мальчики категорически отказались и добрались без проблем”.

М. Л. Карасик : “А в 1956 г. я поехал на военную переподготовку в Кировскую область и когда на обратном пути заехал к своим ребятам в Свердловск, они стали меня тянуть, чтобы я переезжал. Сказали, что в ТЭПе нужен человек моей специальности. И жилье дают. Так я снова стал свердловчанином...

А Боря, когда окончил институт, стал трудиться в тресте “Химстрой”. И первая его работа была на ВИЗе, где он работал на строительстве какого-то корпуса. Ему дали комнату в общежитии — это по ул. Кирова, мимо проходной в сторну пруда. Там есть дом с закругленным углом, в котором ему дали большую хорошую комнату. И мы (бывшие соученики) к нему туда бегали. У него не было ни стола, ничего — прийдем, постелим газетку на пол и все... Потом ему дали на Химмаше комнату в двухкомнатной квартире. Там он уже жил с женой — бывшей сокурсницей Наей Гириной. Они поженились в 1956 г.”

^ Конечно, сразу же следует вопрос, а какой она была в студенческие годы, будущая избранница Бориса Ельцина?

Ю. Я. Пермяков: “У них в группе были хорошие добрые девчонки. Сильва была у них старостой. Наина училась хорошо — выше среднего... Она ведь сначала на другой специальности была — на педагогической. Тогда хотели готовить инженеров-педагогов, чтобы они преподавали в ПТУ (это то, что потом сделали в СИПИ -- сейчас он называется Российский государственный профессионально-педагогический университет). Но потом решили, что это не нужно, и они влились в другие группы. У них стала специальность “Водоснабжение и технология воды (водоочистка)”. В. П. Павлов : “Ная? Обычный российский человек. В институте было много девушек, которые были бы непрочь, чтобы Борис обратил на них внимание. Как раз тут недавно английские журналисты приехали и пытали нас — Сисьмекова, меня и Неганова — их больше интересовало, как девушки к Ельцину относились и он к ним. Ни спорт, ничего, а только это... Мы им сказали, что была обычная студенческая атмосфера. Кто-то нам нравился, кому-то мы. А Борис в донжуанстве никогда замечен не был... Что касается Наи, то, скажем, в спорте она была не очень активна. Но зато в обычной обстановке она была такая покладистая, контактная, могла выслушать, посоветовать...”

А. Н. Юзефович : “Были, конечно, пары и треугольники, выходившие своими “углами” на другие факультеты и даже за пределы института. Но все это было нормально — именно они становились основой для создания молодых семей. Нашей доморощенной парой стали я и Рита Раздьяконова. Другие нашли свои “половинки” тоже на нашем потоке, но на иных строительных специальностях. Так появились семьи Володи и Нины Сахаровых, Нины и Доната Никулиных, Наины и Бориса Ельциных, Яши и Любы Ольковых, Жени и Гути Беспаловых, Сергея и Иды Михайловых. Иные нашли себе суженых на других курсах или факультетах. Все эти семьи и по сей день крепки”.

А. Е. Павлова : “Вот Юзефовичи и мы — обе пары поженились в институте. И у нас на две семьи была тридцатиметровая комната — она была разделена простынями на три части (одна общая). И расписались мы с ними в один день — 23 февраля.

^ В. П. Павлов : “У нас на свадьбе Борис был посаженным отцом. Свадьба была в кафе “Москва” на ул. Малышева”.

М. Л. Карасик : “Он и меня женил на моей. Как посаженный отец ходил к ее родителям...”

В. П. Павлов : “Я хоть и поступил в институт на два года позже, все равно причисляю себя к этой группе. Из нее уже 8 пар отметило “золотую свадьбу”. Борис и Наина последними отпраздновали свое пятидесятилетие...”

М. Л. Карасик : “Они окончили в 1955 г., а поженились в 1956 г. Наина после института вернулась в Оренбург, там у нее родители жили. Борис поехал туда и привез ее... Свадьбу мы им делали в Доме крестьянина. Все волейболисты были на ней”.

В. П. Павлов : “Мы семьями встречались где-то до 1974 г., пока он в обком не ушел. Общались три пары — Ельцины, Карасики и мы. Есть фото, где на кровати лежат в ряд запеленутые дети: у всех девчонки, а у меня одного мальчишка”.

Евгения Алексеевна Карасик : “Вот праздники наступают. Куда пойти? Муж говорит: куда Боря решит... Авторитет его, он уже тогда чувствовался. Помню, наш ребенок спрашивает: что-то я не пойму, дядя Боря это твой брат или папин?..

Мы в 1959 г. поехали в Карпаты вчетвером — они и мы. Без путевок, в отпуск. Нас в Москве встретил Николай Игнатьевич, отец Бори, он был как раз на Выставке... Доехали мы до Киева и поняли, что если и дальше будем отдыхать дикарями, денег нам не хватит. Борис пошел в Управление туризма и достал четыре путевки в Карпаты. Две путевки были из Львова до Ужгорода и две из Ужгорода до Львова. Мы разделились. Но в Рахове встретились... Что уж он там в этом управлении сказал или сделал, не знаю, но путевки добыл...”

Л. И. Чинякова : “Я хочу сказать о его инициативности. Вот когда мы уже после института собирались, большинство идей было от него. В праздники мы писали билеты и тянули их: у кого в какой день встречаемся. Каждая хозяйка должна была на скорость организовать стол. Выспались, пришли и чтобы уже не ждать, сразу за стол. Все очень старались друг перед другом. А ведь ни у кого из нас не было ни сервизов, ни бокалов. Зато было изобилие продуктов. Вот нам выпало на второй день принимать гостей. Мы с Женей накрыли на стол, хлеб порезали. И запах лука остался. Женя говорит: давай форточку откроем. Открыли и уехали . Гуляли 7 ноября на Камвольном, а потом приехали к нам — стужа неимоверная. Быстро закрыли форточку, сели в пальто и стали разогретые голубцы есть. Мы тогда получили приз — духи “Красная Москва”... Я хочу сказать, что Борис уже тогда пользовался авторитетом. Мы обсуждаем, обсуждаем, а он потом скажет, и все с ним соглашаются. Инициатива у него всегда была.”

Как выдим, студенческая дружба стройфаковцев 1955 г. выпуска не прекратилась и после окончания УПИ. И везде по-прежнему заводилой был будущий Первый Президент, которому тогда, конечно, и не снились те высоты, которые со временем ему покорятся. Хотя как знать...


- - - - - - -


^ ТРАДИЦИОННЫЕ ВСТРЕЧИ


Однако общение шло лишь между теми, кто распределился или вернулся к тому времени в Свердловск. А хотелось увидеть и остальных — как у них сложилась жизнь?

Л. И. Чинякова: “Когда парни были в военных лагерях, старостой у них был Юзефович, и у него сохранились списки всей группы. Прошло пять лет, он нашел этот список и всем направил предложение встретиться в Свердловске... Собрались. Пошли в театр — нижнетагильцы были на гастролях. Спектакль “50 страниц личной жизни”. Мы посмотрели один акт, стало нам неинтересно и мы ушли. Киселев шапку снял, все денег набросали туда. Купили арбуз и сухого вина и пошли к кому-то в гости. И вот тут родилась идея встречаться каждые пять лет. Выбирали оргкомитет и его члены уже организовывали: когда, где и как”.

В. П. Павлов : “Первые годы они встречались только своей группой, а потом пригласили еще несколько пар с других курсов. Нас они сразу приглашали в 1965-м, но у нас тогда не получилось. А инициатором был Борис. Он говорил: ну что же это, ребята, мы растем, дети растут — надо общаться, а то состаримся и все. И вот в 1960-м они первый раз собрались, а потом пошло: Енисей, Волга, Прибалтика... Прецедентов у других групп не было. Было у архитекторов, но они соберутся, потусуются и все. А мы же проводили друг с другом весь отпуск”.

^ А. Н. Могильников в своих воспоминаниях указывает хронологию этих встреч :

1960 — Свердловск.

1965 — Свердловск.

1970 — теплоходом по Каме и Волге от Перми до Ростова-на-Дону.

1975 — теплоходом по Енисею от Красноярска до острова Диксон.

^ 1980 — Болгария.

1985 — теплоходом от Перми до Москвы.

1987 — Псковская обл, музей-заповедник А. С. Пушкина “Михайловское”.

1990 — Прибалтика.

1995 — Москва...

Руководителем оргкомитета первых двух “материковых” встреч был Б. Н. Ельцин. А вот организацию третьей — водной — доверили пермяку к тому времени А. Юзефовичу.

Из воспоминаний А. Н. Могильникова :

“…В сообщении о нашем традиционном сборе в 1970 году говорилось, что по прибытии в Пермь на станции нас встретит некто в черных очках по фамилии А.Юзефович, большой мастер все организовывать и предусматривать. В этом мы убедились, когда Александр вместе с Борисом сумели собрать билеты для поездки на пассажирский теплоход “Иван Шишкин” на 60 человек, разбросанных по всем портам и пристаням Камы и Волги, вплоть до Саратова. Это были отчаянные действия наших товарищей, которые завершились за два дня до отплытия.

…Поезд медленно подходит к перрону станции Пермь-2. Действительно, мы видим некоего до слез знакомого человека и всех пермских друзей, выпускников нашей группы, с огромными букетами полевых цветов и плакатом “Мы вас любим!”.

Особенностью поездки было то, что с нами ехали наши дети: Жаворонковы, Беспаловы, Коняхины… Это придавало нашей встрече колорит семейности – с писком, шумом, сутолокой, смехом и звоном ребячьих голосов. Эта поездка на всю жизнь осталась в их памяти, и теперь, уже будучи взрослыми, они с большой теплотой вспоминают те девять дней, с 19 по 27 июля 1970 года, проведенные в плавании на теплоходе “Иван Шишкин” по Каме и Волге, от Перми до Ростова-на-Дону.

…На второй день пути наш теплоход оставил Каму и вышел на волжскую стремнину. Разбросанные по каютам волей жребия, участники похода пробуждались от сна после веселого вечера воспоминаний “Ты помнишь, товарищ?”. Никто из нас не знал и не ведал, что несет нам день сегодняшний.

А между тем, день 21 июня 1970 года протекал по плану оргкомитета. Готовился очередной номер фотогазеты “УПИшишка” (позднее трансформированной в ласковое и мягкое “УПИшка”). Здесь были интересные материалы из архива оргкомитета о “Кухне мысли”; о друге дальневосточного исследователя, этнографа и писателя В.К.Арсеньева – Николае Николаевиче Мазурове – нашем человечьем преподавателе геодезии; о том, как во время летних военных сборов экипаж машины боевой Т-34 в составе командира танка Ельцина, механика-водителя Лавочкина, стрелка-радиста Пятина, командира орудия Могильникова угодили в ров с водой; и многое, многое другое. Номер назывался “Это было, было…”.

^ На верхней палубе проходил аукцион “Волга, Волга – мать родная” - своеобразный конкурс-викторина о Волге.

И вдруг – крик! Ашотик Соломония (сынишка нашей Лидочки Горбуновой) – исчез! Догадки посыпались разные: теплоход – обычный, пассажирский, народу много – входят-выходят на каждой пристани…

И вот в разгар поисков, как молния среди ясного неба, пришло новое известие. Новая весть никакого отношения к исчезновению Ашотика не имела, но по юмору и нелепости превосходила его намного. Оставим пока поиски мальчика и послушаем рассказ А.Юзефовича:

“Родители Любы и Яши Ольковых предложили нам погостить немного на берегу Черного моря, где у них в Геленлджике был маленький домик. Еще в Свердловске заказали билеты на самолет от Ростова до Геленджика, и вдруг на теплоходе выяснилось, что мы ошиблись с датой: теплоход в Ростов приходил на день позже, чем улетает наш самолет! Что делать? Мы с Ельциным решили задержаться в Чайковском, связались с Ростовом и довольно успешно все уладили, но наш “Шишкин” уже уплыл. Решили догонять его на “Метеоре”. Как назло, билетов не хватило, едва уговорили продать без мест. Поплыли. И тут, услышав фамилию капитана, которая показалась мне знакомой, я говорю Борису:

- Капитан, если я не ошибаюсь, должен меня знать, так как его жена работает в управлении нашего треста.

- Иди, представляйся, - говорит Борис. – Может, куда-нибудь посадит, ведь плыть до Сарапула часа три!

Так оно и получилось. Капитан даже обрадовался нашему появлению на борту и поместил неожиданных гостей в свою маленькую каюту. Только задремали – стук в дверь. Входит матрос, в одной руке у него авоська с сушеной воблой, в другой – пол ящика пива. Вот это обслуживание! Мы не пожалели, что отстали от теплохода.

Прошло около часа. Вдруг по внутреннему радио гостей капитана просят подняться в рубку.

И действительно, капитан “Шишкина” по судовому радио объявил, что его догоняют на “Метеоре”. Все наши путешественники высыпали на борт встречать друзей, остальные пассажиры, не поняв, в чем дело, туда же. Смотрим, наш “Шишкин” уже кренится.

Так и разошлись, только камскую тишину разрезал рев двух судовых сирен.

Мы с Борисом прибыли в Сарапул раньше теплохода часа на два...”


В 1975 г. взоры неугомонных бывших стройфаковцев устремились в восточную сторону. Слово А. Н. Юзефовичу:

“…Так оргкомитет, на этот раз ОК-75, взялся за изучение возможностей освоения нами Сибири или Дальнего Востока. Связались с Донатом Никулиным, который в ту пору работал в Красноярске. Донат предложил плыть по Енисею от Красноярска до Диксона и обратно – есть такой маршрут у Красноярского бюро путешествий и экскурсий.

…Многие из нас знали Каму, Волгу, Днепр, но то, что мы увидели на Енисее, превзошло все ожидания. Тем, кто не видел эту красоту, советую от всей души – при возможности обязательно это сделайте. По-настоящему любить Россию сможешь только тогда, когда увидишь ее необъятные просторы, ее природу, которую еще не успела испоганить рука “цивилизованного” человека. А когда ты видишь это не один, а в кругу близких тебе людей, испытываешь чувство духовной близости и величия России.

Представьте себе могучую реку, теплоход, движущийся со скоростью свыше тридцати километров в час, и за сутки хода – ни одного поселения на берегу. А какие географические названия нам, европейцам, кажущиеся краем света – Енисейск, Туруханск, Игарка, Курейка, Караул, Дудинка, Норильск, Диксон!

…Мы уже говорили о том, что наши встречи, наряду с таким нужным нам общением, носят еще и большой познавательный характер. Путешествуя по России, мы соприкасались с ее необыкновенной историей, а для себя делали, право, целые открытия.

…Был, конечно, на енисейском теплоходе свой массовик-затейник. Ее задача была развлекать и организовывать туристов на различные штатные мероприятия. Но то обилие затей, которые предложила наша группа, по существу, оставило нашу затейницу без работы.

На одной из стоянок организовали конкурс рыбаков. Понятия не имеем, какие и откуда взялись рыбацкие снасти, тем не менее наш Сергей Михайлов натаскал столько щук, что хватило на великолепную уху не только нашей команде, но и болельщикам. А еще был поэтический вечер – здесь надо отдать должное Лиде Коняхиной (она у нас филолог), где было прочитано много стихов о Сибири. Вечерам этим дали непонятное лирическое название “Торшер желаний”: наверное, потому, что они проводились в уютном музыкальном салоне теплохода у красивого торшера…

Когда пересекали Северный Полярный круг, не обошлось без традиционного праздника Нептуна, подобного тому, какой отмечают моряки при пересечении экватора. Откомандировали меня на роль Нептуна, придав приличную свиту. Как положено по ритуалу, соорудили на палубе купель и по ходу праздника кое-кого поокунали, хотя здесь это было не очень-то и уютно: все-таки не экватор!

Приурочили к празднику что-то похожее на КВН. Вместе с нами на теплоходе отдыхала рижская группа. Рижан очень поражало наше теплое и внимательное отношение друг к другу, полное отсутствие чинопочитания. Борис Ельцин в ту пору был секретарем Свердловского обкома, курировал вопросы строительства, и рижане были очень удивлены, когда он в один из дней появился на палубе с красной повязкой дежурного – у нас был определен такой порядок: на каждый день мы выделяли из своей группы ответственного, который следил за выполнением нашей программы и держал связь с руководством судна.

…Умудрялись мы на “зеленых” стоянках на Енисее устраивать пляж. Все здесь было великолепно, если бы не огромные тунгусские комары. Одно спасение было – окунуться в Енисей. Еще одна енисейская особенность. Наш теплоход встречали не только местные жители, но и большие собачьи стаи. Были ли эти собаки бродячими или домашними – толком мы так и не поняли. Но собачки эти были не ровня нашим дворнягам. Возможно, гуляли в них гены сибирских ездовых лаек. А встречали они теплоход не случайно, так как с бортов причаливших судов их прикармливали. Вот тут и произошел с одним из нас неприятный эпизод. Насытившись, огромный пес подошел к нам, когда мы загорали на берегу реки. Решив проявить смелость в присутствии дам, один из нас почесал за ухом собачки. А та, ответив любезностью, задрала лапу да так полила смельчака “фонтаном”, что пришлось ему срочно окунуться в холодный Енисей, да еще с мылом и мочалкой…

Две недели пролетели стремительно, расставаться не хотелось, и часть группы, воспользовавшись предложением Красноярского бюро экскурсий и путешествий, купила путевки на пять дней на юг Сибири, в Туву. По Красноярскому водохранилищу поднялись вверх по течению Енисея к Абакану, посетили ленинский мемориал в Шушенском, строительство Саяно-Шушенской ГЭС, Минусинск, горную Туву и самолетом вернулись в Красноярск, не забыв, конечно, отметиться и на знаменитых Красноярских Столбах...”


Прошло очередных пять лет. На дворе 1980 г.

А. Н. Юзефович “…Где проводить новую встречу? И вдруг кому-то в голову пришла шальная идея: а если попробовать заграницу? Остановились на болгарском варианте, попытавшись сформировать самостоятельную туристическую группу. После нескольких безрезультатных попыток оргкомитета решить эту проблему на помощь пришел Борис. Остальное было делом техники и забот оргкомитета.

Старшим по поездке в Болгарию определили Яшу Олькова – свердловчанам было с руки этим заниматься. Хлопот, конечно, предстояло много, поскольку оформлять нужно было документы на туристов не только разных областей, но и республик. И это преодолели.

…Наш путь лежал через Софию, Пловдив, Стару Загору, Казанлык, Шипку, Несебр, Бургас. Посетили многие болгарские достопримечательности, повезло с погодой – хорошо отдохнули на Солнечном берегу.

Но были, конечно, и свои, чисто студенческие эпизоды, о которых не грех и рассказать.

Однажды нас спросили, не хотим ли мы посетить местный колхоз, но с непременным условием принять участие в субботнике, вроде бы как отработать обед.

Как вы думаете, чем в первую очередь поинтересовался наш оргкомитет? Никогда не додумаетесь! Какую норму выполняет на сборе абрикосов болгарский колхозник! И мы должны сделать не меньше! Смешно? Так воспитаны. И сделали-таки эту норму, чем вызвали удивление и уважение местных жителей, поскольку мы были уже далеко не первой молодости: большинство наших однокурсников уже подбиралось к пятидесяти.

До обеденных столов добирались на полусогнутых, спины не разгибались, но когда появился великолепный обед, да еще с домашним вином, воспрянули духом. А потом откуда-то принесли баян, и тут выяснилось, что наш Витя Глушенков неплохо владеет этим инструментом. Пошли песни, пляски, и у наших новых друзей осталось правильное впечатление, что русские умеют не только работать, но и отдыхать.

…В болгарской встрече Ельцины принять участие не смогли. В ту пору Борис уже был первым секретарем Свердловского обкома, и дела в области не позволили ему приехать на сбор. Тем более что в это время проходила Московская Олимпиада, а он был членом союзного олимпийского оргкомитета. Но Борис не был бы Борисом, если бы не преподнес нам сюрприз.

Наша поездка по Болгарии уже заканчивалась, и мы отдыхали на берегу моря. И вот однажды во время обеда мы замечаем, что персонал ресторана почему-то встревожился, засуетился, куда-то вызвали нашего старосту Яшу Олькова. И на тебе – неожиданно в обеденном зале появляются Борис и Наина! Что с нами творилось…

Прилетели Ельцины на несколько дней, чтобы повидаться с нами, но дату приезда выбрали особую.

Если помните, во время енисейского похода на борт “Александра Матросова” пришла телеграмма за подписью “Боря Кис, мичман”. В 1976 году наша группа понесла тяжелую утрату. В трагично известном пожаре московской гостиницы “Россия” погиб наш “мичман”, наш “Боря Кис” – Борис Васильевич Киселев. Боря был самым старшим из нас, успел захватить войну и армию, обслуживал самолеты морской авиации – вот откуда “мичман”.

После работы в строительном отделе Свердловского горкома партии он уехал работать в Калмыкию, где сначала был заместителем Председателя Совета Министров республики, а потом секретарем Калмыцкого обкома КПСС, занимаясь, естественно, вопросами строительства. Занесла судьба его в Москву именно в это время и именно в тот блок гостиницы, где произошла катастрофа. Это была непоправимая утрата. Нам явно не хватало киселевской житейской мудрости…

Жену Бориса Галю мы пригласили с собой в поездку по Болгарии, и во время нашего путешествия ей исполнилось пятьдесят лет. Именно к этой дате и приурочили Ельцины свой краткий визит в Болгарию. Такое не забывается…”


1985 г.

“…Оргкомитет склонялся к походу в Карелию – там мы еще не бывали. Пермяки сообщили, что есть возможность попасть на теплоходе с Камы на Валаам. Такой случай упустить было нельзя. Но когда узнали стоимость этого путешествия, наш энтузиазм пропал вместе с голубой мечтой о Карелии. Остановились на том, что на этот раз пойдем по Волге вверх до Москвы, поближе к Золотому кольцу России.

…Самым дорогим и трогательным было пребывание с нами небольшой компании наших внуков. Их было всего пять, наших “колокольчиков”, но они сразу же оказались в центре внимания и любви нашей группы и напомнили нам первую встречу, когда с нами были наши дети. Боже! Как быстро летит время, как коротка человеческая жизнь: всего три встречи назад мы были еще мамами и папами, а теперь – на тебе, уже дедушки и бабушки!

...Знакомые нам по поездке семидесятого года молодые камские города уже просто не узнать. Уютно разросшийся у плотины Воткинского водохранилища город строителей гидростанции Чайковский стал еще и городом химиков, текстильщиков и машиностроителей. А что говорить о Набережных Челнах – небольшой поселок превратился в огромный промышленный город татарских автомобилестроителей.

По пути в Москву мы посетили Казань и Чебоксары, осмотрели древнейшие русские города Углич, Кострому, Ярославль, Плес с их великолепными достопримечательностями. В Горьком нас ожидали Сергей и Ида Михайловы и Валя Фомичева. С Валей мы не виделись тридцать лет и с доброй усмешкой наблюдали ее смущение, когда она кого-то из нас не узнавала. Но это было всего несколько минут, а потом мы все стали узнаваемыми, правда, с поправкой на прожитые годы.

Еще несколько дней пути по Волге и каналу имени Москвы – и наш белоснежный “Владимир Маяковский” у столичного речного вокзала, взметнувшегося над зеркалом водной глади. Ищем глазами на берегу встречающих, они должны обязательно быть. Так и есть, и немало: Нина и Володя Сахаровы, Юля Гусева, Тома Сисина, Зина Шебалина, Женя и Лена Каминские, и, конечно, Ная Ельцина с внучкой Катюшей”.


1987 год. Из воспоминаний П. М. Богдашина:

“…Эта встреча была нарушением многолетнего ритма встреч, так как с предыдущей прошло три года, а не пять, как обычно. Мы начали терять друзей: скоропостижно скончался Феликс Плеханов, погиб в 1977 году при известном пожаре московской гостиницы “Россия” Борис Киселев. Захотелось чаще быть вместе.

Встреча началась, как договорились, семнадцатого сентября 1987 года в Москве у памятника Карлу Марксу напротив Большого театра. Все собрались раньше назначенного времени, в одиннадцать часов подъехал Борис Ельцин, бывший в то время первым секретарем московского городского комитета КПСС. Загружен работой он был невероятно и почти не виделся с семьей.

После обычных объятий, поцелуев, шуток подвели к Борису Наину со словами: “А вот это, Боря, твоя жена”. Борис изобразил чрезвычайное удивление с некоторой долей недоверия, но обнял и поцеловал ее. А поскольку рядом был Нолик Лавочкин, близкий друг этой семьи со студенческих лет, Борис не преминул подтрунить над ним: “А ты, Нолик, опять вьешься вокруг моей жены?” И к нам: “Это у них еще с института. Она ему даже рубашку вышила. Он ее до сих пор носит, в ней и приехал”. И при этом вытащил у Нолика из-под куртки показать нам воротничок “сорокалетней” рубашки. Шутка-то шуткой, а заморочен он был настолько, что встречу с друзьями рассматривал как дорогой подарок и праздник души.

Через час он уехал на работу, а мы гурьбой отправились в Оружейную палату, в Алмазный фонд, затем разъехались по вокзалам и аэропортам за своими вещами.

Вечер провели у Ельциных, собрав в большой комнате все, на чем можно было сидеть. Хотя и тесновато, но было весело. Хозяева были искренне рады встрече, ее непринужденной студенческой атмосфере и вели себя молодцом, хотя и знали, какие тучи в это время над ними сгущались. Надвигался октябрьский пленум ЦК КПСС с изгнанием Бориса со всех занимаемых им должностей и постов.

Но это было потом, а пока, ничего не подозревая, мы в тот же день поздно вечером поездом уехали в Псков, совершили там набег на Сахаровых, главных организаторов похода, и на автобусе уехали в пушкинские места. Ельцины с нами не поехали, сославшись на какие-то особые обстоятельства.

…Отправившись в первую ознакомительную экскурсию, мы увидели массовые буреломы, вывороченные с корнем вековые деревья, сломанные на корню стволы деревьев и иные признаки стихийного бедствия. За два дня до нашего приезда здесь прошел узкой полосой ураган, вырвавший с корнем более трех тысяч деревьев и натворивший немало других бед. Это был второй в последние годы ураган такой силы, первый прошел в 1967 году уничтожил пять тысяч деревьев, каждое из которых представляет историческую ценность.

Увидев печальные картины бедствия, решили что-то сделать в помощь работникам заповедника по устранению последствий урагана. Пошли к патриарху и хранителю этих мест, директору заповедника Семену Сергеевичу Гейченко с предложением помощи. Гейченко не стал злоупотреблять искренними порывами, с которыми обратились не только мы, но и другие группы, и дал согласие на работу в течение одного дня, определив наши задачи.

На следующий день мы в рабочей форме, принялись за уборку обломков деревьев, распиловку искореженных стволов и вывороченных корней, засыпку ям от них. В конце на указанное Семеном Сергеевичем место невдалеке от аллеи Анны Петровны Керн посадили молодую липку и вместе с ним сфотографировались возле нее. Будучи человеком педантичным и пунктуальным, Гейченко заявил, что всенародная бескорыстная помощь носит исторический характер и предложил нашу помощь заповеднику оформить актом, который мы вместе с ним подписали и храним сейчас в своем архиве, испытывая, пусть символическую, причастность к великому делу сохранения пушкинских мест.

…Все время пребывания в Пушкиногорье я ощущал к себе повышенное внимание со стороны своих друзей. В те дни исполнилось сорок дней со дня кончины моей супруги Жанны. Друзья организовали поминки и отметили как полагается это печальное событие, раздобыли даже спиртное, несмотря на жесточайшую антиалкогольную компанию. Я им бесконечно благодарен за моральную поддержку в такой тяжелый для меня период. Я тогда еще не оправился от постигшей меня утраты, да еще перед поездкой сильно повредил ногу и ходил с тростью. Мне компанию составил Нолик Лавочкин, растянув связки ноги во время игры в волейбол. Учитывая наше состояние, все старались, чтобы мы не упустили ничего интересного.

Не догадывались мы о другой надвигающейся драме. Наша встреча оказалась последней для Гели Бакулиной. Она была неизлечимо больна и к следующей встрече в Прибалтике в 1990 году ее не стало. Здесь же она была, как всегда, общительна, внимательна ко всем и активна. Она самая молодая из нас и своим уравновешенным характером, доброжелательностью, красивым матовым румянцем щек производила впечатление пышущей физическим и духовным здоровьем женщины.

Мы продолжали знакомство с заповедником, много было походов и все – пешие. И что удивительно: уже немолодые люди, все мы в этих походах принимали участие”.


1990 г.

А.Н.Юзефович: “…Еще в Пушкинских горах мы начали с деловым интересом поглядывать в сторону Прибалтики, хотя политические события ставили под сомнение реальность нашего замысла: казалось, вот-вот потребуются въездные визы. И все-таки свою очередную встречу – встречу 1990 года – мы решили провести в Прибалтике. И снова Сахаровы, живя в Пскове, в непосредственной близости от балтийских республик, взяли на себя инициативу. Володя несколько раз съездил в Ригу. Заявка на прием группы была принята, материальные обязательства нами соблюдены, оставалось только собраться.

…Мы сделали почти трехсоткилометровый бросок на восток Латвии, в озерный край, к границам Псковской области России. Здесь, на берегу прекрасного озера Эже, расположилась современная туристическая база “Эзерниеки”. Наше появление на турбазе было замечено: во-первых, мы отличались от собравшихся здесь туристов возрастом, а во-вторых, бросалась в глаза наша организованность.

По программе нам предстоял водный поход на шлюпках на один из живописных островов озера Эже. Наша лодочная эскадра, несмотря на свежий ветер, нагнавший волны, да появившиеся кое у кого мозоли от весел, удачно совершила водный переход.

На острове разожгли костер, соорудили походный обед, венцом которого были великолепные шашлыки. А затем инструктор предложил нам массу спортивных соревнований, добросовестно отработанные нами, несмотря на возраст. И, конечно, у костра пошли наши студенческие и уральские песни, запевалами которых всегда были Роза Климова и Яша Ольков. Этот дуэт возник еще в студенческие годы и не раз защищал факультетскую честь на смотрах художественной самодеятельности института. Без Розы и Яши наш хор не пел.

Ольковы всегда были опорой нашей группы. Ни одна свердловская встреча не проходила без сбора в их квартире.

…Пять дней мы провели в Эзерниеки – и снова автобусный переезд, на этот раз на турбазу Сигулда. Конечно, мы с нетерпением ждали вестей от Ельциных. Но информации никакой, связаться из латвийской глубинки с Москвой нам не удалось.

…На следующий день мы снова укатили на дальнюю экскурсию по городам Латвии и добрались аж до границы Эстонии… А когда к исходу дня возвратились в Сигулду, то сразу же обратили внимание, что на базе что-то произошло. Во-первых, вся территория турбазы была до неузнаваемости тщательно выметена. Даже фонтан, в который, очевидно, никто не заглядывал с момента сдачи его в эксплуатацию, был очищен от водорослей и блестел. Во-вторых, все туристы высыпали на улицу и были принаряжены. Необычно много милицейских машин, и чувствуется присутствие неких “мальчиков”.

…И действительно, как выяснилось, с минуты на минуту ждали приезда Ельцина.

- Ребята! Ужина не будет! Срочно приводим себя в порядок!

Через полчаса у базы появилось несколько “волг”, а там Борис, Ная, Горбунов с сопровождающими…

А нам на следующий день предстоял двухсуточный поход на шлюпках по Гауйе. Правда, раздались голоса, что поход надо отменить и лучше всем побыть на турбазе, тем более, что на улице идет дождь и похолодало. Однако были и другие предложения – поход не отменять. И началось бурное “парламентское” обсуждение. Поставили вопрос на голосование – в пользу похода несколько голосов больше. Борис объявляет:

На том и порешили. Хотя среди сопровождающих Председателя Верховного Совета России прошла легкая паника: одно дело – охранять кортеж машин, другое – осуществлять это на реке, при движении на шлюпках, да и связь с российским парламентом и правительством может потребоваться. Но тут мы и прозрели: что мы делаем? Борис еще в медицинском корсете после майской операции на позвоночнике, после травмы, полученной во время аварии легкомоторного самолета в Испании. Упрямый, неуемный, он обязательно захочет сесть за весла, и никто не сможет его переубедить. Да еще сырая, промозглая погода. Нет, можем мы наделать беды! И как нам ни хотелось видеть Ельциных в лодочном походе, от этой идеи придется отказаться!

…Объявилось солнышко, и сразу же на поляне взлетел футбольный мяч – на радость Борису и Нолику Лавочкину. А мы уж так, подыгрывали...

Именно в этом году при расставании в поэтической тетради Я. И. Олькова, единственного поэта среди стройфаковцев выпуска 1955г., появилось пронзительное по чувству стихотворение, которое позже он включил в свой сборник “Тепла отголоски”:


Друзья, при прощанье

естественна грусть,

ну что же — не прячем глаза;

на сердце немножко скребет,

ну и пусть!

Пускай навернется слеза!

Кого-то к несчастью

уж нет среди нас,

и тяжко ряды нам смыкать...

Но с болью сердечной

сомкнем их сейчас,

чтоб вместе

сойтись нам опять.

Нам братство святое

до гроба хранить,

беречь и нести

через годы!

Нам юности песни

вовек не забыть,

как встречи не теплоходах.

На слайде увидишь

над синей водой

корабль на волнах Енисея,

и, словно

до мозга костей молодой, —

поешь,

и от песни хмелеешь.

И каждую встречу

забыть нам нельзя,

как этот

прощальный наш вечер...

Желаю вам счастья

большого друзья!

До скорой,

до будущей встречи!


Трижды – в 1993, 1997 и 2000 г. встречи выпускников 1955 г. организовывал В. П. Павлов, бывший тогда на ответственном посту директора института УралТЭП. Две проходили в Екатеринбурге, а последняя – в профилактории г.Березовского.

А в 1995 г. на сорокалетие выпуска президент России Б.Н.Ельцин пригласил однокашников к себе в Москву.

По воспоминаниям того же А. Н. Юзефовича это происходило так:

“…Наш сбор был назначен на 3 сентября у фонтана Большого театра. За нами приехала Ная и увезла автобусом в пансионат “Бор”, что расположился в Подмосковье на берегу небольшой речки. А на следующий день, как и обещал, Борис прилетел к нам на вертолете. Погода, хоть и сентябрьская, стояла отменная. Мы практически весь день находились на открытом воздухе, в парке пансионата. Наговорились и напелись досыта. Борис каждому подарил только вышедшую его книгу “Записки президента” с автографом.

Два дня пролетели как один миг. На следующий день мы были приглашены в Кремль. Мы осмотрели Алмазный фонд и царские палаты. Долго не могли прийти в себя от увиденной красоты: Георгиевский, Екатерининский, Владимирский залы. А потом нас пригласили в приемную Президента России. Очевидно, для сотрудников аппарата Президента мы были необычными посетителями, поскольку на нас смотрели удивленными глазами. Нашим гидом был сам Борис, который подробно рассказал назначение разных залов.

Его кабинет оказался совсем небольшим: большой письменный стол, два кресла для помощников, личные фотографии на полочках, в том числе и известная фотография на танке, бронзовые статуэтки Петра I и Екатерины II. К кабинету примыкает совсем небольшая комната отдыха с диваном, книжным шкафом и портретом мамы Клавдии Васильевны. Не могли не проверить и санузел: он оказался предельно простым – умывальник, душевая за остекленной перегородкой, унитаз – все, как должно быть у людей.

Жаль, конечно, было расставаться. Спросили, как его настроение? Борис совершенно откровенно заявил, что эти два дня пребывания с однокашниками позволили ему полностью расслабиться, отдохнуть и телом и душой. А что касается работы и забот – то этого хватит на всю оставшуюся жизнь”.


Сегодня, в 2007 г., когда пишутся эти строки, “упивцам”, закончившим родной втуз в 1955 г., уже за 75 лет. Казалось бы, возраст, требующий покоя. Однако нет! Многие из тех, с кем мне пришлось общаться при подготовке этого очерка, пребывают в добром здравии и продолжают трудиться. Правда, уже не на основных должностях, а почасовиками и консультантами, но их опыт и знания востребованы, а бодрый житейский настрой заряжает и тех, кто только вступает в активную трудовую жизнь.

А все спорт! Помните, у нашего героя и его спутников почти все свободное от учебы время уходило на занятия спортом? Это то универсальное средство, которое выковывало крепкое здоровье, твердость духа и уверенность в победе – чем бы ты ни занимался: бежал ли эстафету, трудился ли на сооружении объекта, преодолевал ли недуги и опалу. Ветеран стройфака легендарный В. К. Сисьмеков, отдав должное истории родного факультета, сейчас заканчивает книгу о той роли, которую играли физкультура и спорт в жизни строительного факультета УПИ (теперь уже технического университета) на протяжении последних 60 лет…

А выпускники 1955 г. и в текущем 2007 г. планируют свой традиционный сбор. На этот раз – в Нижнем Тагиле, на базе хорошо известного на Урале санатория Руш. Встреча приурочивается к очередному волейбольному турниру на приз Первого Президента России и международной выставке вооружения “Армэкспо-2007”, которая прописалась на полигоне Старатель, что невдалеке от второго по величине города Среднего Урала. И все, кому мне приходилось задавать вопрос, примут ли они участие в традиционном сборе, отвечали: “А как же!”

Что и говорить: в прямом смысле слова дружба, пронесенная через года. Может быть, в этом кроется основа той призрачной, не найденной пока русской идеи, которая так нужна сегодня возрождающейся России?

Преемственности – вот чего не хватает нашему государству, которое в какой уж раз собирается строить себя самое сызнова, и для того роет очередной котлован, засыпая тот полезный опыт, что выработали предшественники.

Нам очень хочется, чтобы история жизни поколения, к которому принадлежат Первый Президент и его друзья, послужила нравственной основой для строителей новой России, которым предстоит трудиться в XXI веке.


- - - - - -


--t-v-ermakova-e-p-ostrovskaya-v-i-rudoj-klassicheskaya-buddijskayafilosofiya.html
--ufologicheskaya-psihologiya.html
-0-o-.html
-0-o-stranica-8.html
-1-2osobennosti-razvitiya-samosoznaniya-v-ontogeneze-detstvo-period-kogda-zakladivayutsya-fundamentalnie-kachestva.html
-1-antichnie-tradicii-t-v-simashko-pomor-gos-un-t-im-m-v-lomonosova-arhangelsk-2001-215s.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/sistemi-elektronnogo-dokumentooborota-paket-prikladnih-programm-documentum-chast-3.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/konfekcionirovanie-materialov-dlya-odezhdi.html
  • tests.bystrickaya.ru/l-a-mazel-estetika-i-analiz-stranica-3.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/racionalizatorstvo-i-izobretatelstvo-socialnij-otchet-ooo-gazprom-dobicha-yamburg-za-2007-god.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/p-v-gladkov-zamestitel-generalnogo-direktora-po-ekonomike.html
  • reading.bystrickaya.ru/mama-torzhestvuet-vladimir-sanin-beloe-proklyatie.html
  • znanie.bystrickaya.ru/6914-vozmozhnie-ishodi-i-ih-harakteristika-ramn-v-i-kulakov-professor-d-m-n-zasluzhennij-deyatel-nauki.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/izbrannie-raboti-rmordyukovich-rossijskij-komitet-programmi-yunesko-informaciya-dlya-vseh-byuro-yunesko-v-moskve.html
  • bukva.bystrickaya.ru/peregonka-nefti.html
  • lecture.bystrickaya.ru/73departament-metodologii-i-organizacii-zakupok-korporacii-planirovanie-zakupok-17-2-sposobi-zakupok-18.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/kurs-obucheniya-na-baze-odnogo-iz-luchshih-tradicionnih-marokkanskih-salonov-s-perevodchikom-s-vidachej-sertifikata-master-berberskogo-massazha-medicinskaya-strahovka-30-000-evro.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/spisok-nauchnih-trudov-alfimova-mihaila-vladimirovicha.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/rekomendacii-po-oformleniyu-kursovih-i-diplomnih-rabot-i-struktura-raboti.html
  • college.bystrickaya.ru/2-troe-na-neobitaemom-ostrove-parametri-riska.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-disciplinipo-viboru-opuholi-shitovidnoj-zhelezi.html
  • nauka.bystrickaya.ru/vipiski-iz-normativno-tehnicheskih-dokumentov-rf-po-voprosu.html
  • klass.bystrickaya.ru/akciya-kak-raznovidnost-cennih-bumag-chast-2.html
  • nauka.bystrickaya.ru/volk-i-semero-kozlyat.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/agrarne-pravo-ukrani.html
  • writing.bystrickaya.ru/kommunisticheskaya-pravyashaya-elita-i-politicheskie-lideri-sovetskoj-epohi-chast-5.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-ix-koe-komu-predskazivayut-sudbu-dolgaya-doroga.html
  • occupation.bystrickaya.ru/mnozhestvennost-prestuplenij-v-sovremennom-ugolovnom-prave-chast-12.html
  • credit.bystrickaya.ru/odno-iz-samih-radostnih-sobitij-vesni-dlya-bolshinstva-iz-nas-poslednij-zvonok-v-shkolah-vcherashnie-shkolniki-segodnya-vipuskniki-a-zavtra-vzroslie-lyudi-oni.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-ekonomika-stroitelstva-i-putevogo-hozyajstva-nazvanie-stranica-4.html
  • tests.bystrickaya.ru/metodicheskie-rekomendacii-po-vipolneniyu-diplomnih-rabot-dlya-studentov-specialnosti-gosudarstvennoe-upravlenie-i-ekonomika-minsk-2008.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/reshenie-3-otchet-o-deyatelnosti-mkur-za-2001-g.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/teksti-lekcij-po-predmetu-grazhdanskoe-pravo-respubliki-uzbekistan-stranica-5.html
  • literature.bystrickaya.ru/braziliya.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/konstituciya-rossijskoj-federacii.html
  • studies.bystrickaya.ru/lavini-urala.html
  • tests.bystrickaya.ru/mbou-dod-beloomutskaya-detskaya-muzikalnaya-shkola-za-2011-2012-uchebnij-god.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/preduprezhdenie-zabolevanij-strausi-i-perepela-v-pribajkale-tehnologii-hhi-veka-t-t-orlova-strausi-i-perepela.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/sistema-obshih-mest-morali-chast-5.html
  • assessments.bystrickaya.ru/dedushka-bog-alina-lyudi-vzyatie-v-udel.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-3-petrovskij-a-v-yaroshevskij-m-g-p-30-psihologiya-uchebnik-dlya-stud-vissh-ped-ucheb-zavedenij-2-e-izd-stereotip.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.