.RU

§ 1. Гражданские истцы по требованиям о компенсации морального вреда - Глава


§ 1. Гражданские истцы по требованиям о компенсации морального вреда


Вопрос о субъектах, которые для защиты нарушенных преступлением благ и интересов могут признаваться гражданскими истцами при заявлении исков о компенсации неимущественного вреда в порядке уголовного судопроизводства, нельзя отнести к числу простых.

Авторы, исследовавшие проблему гражданского иска в советский период, справедливо отмечали, что понятие «потерпевший» шире понятия «гражданский истец», т.к. всякий гражданский истец есть в то же время потерпевший, но не всякий потерпевший может быть гражданским истцом1. Но с допущением денежной компенсации морального вреда можно говорить о тождественности этих понятий, так как потерпевший приобрел право на заявление и поддержание гражданского иска во всех случаях причинения ему имущественного, физического и морального вреда.

Однако лицо, ведущее производство по делу, обязано признать лицо, которому причинен моральный, физический или имущественный вред, потерпевшим при наличии достаточных оснований полагать, что лицу причинен какой-либо вред и без наличия соответствующего волеизъявления лица. В то же время лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред, признается гражданским истцом при наличии гражданского иска, то есть материально-правовых требований. Тем самым мы имеем дело с императивной нормой в отношении признания лица потерпевшим, и диспозитивной в отношении права лица предъявить гражданский иск в уголовном процессе, позволяющей пострадавшему распоряжаться предоставленными ему законом правами по своему усмотрению.

Высказанное положение согласуется и с правовой позицией Конституционного Суда РФ, выраженной в определении от 21 июня 2001 г. № 109-0 по жалобе фирмы «Swig group inc.» на нарушение конституционных прав и свобод частью 2 статьи 137 УПК РСФСР, о том, что лицу, полагающему, что преступлением ему был причинен моральный, физический или материальный вред, но не признанному гражданским истцом по уголовному делу, должна быть обеспечена возможность обжалования в суд постановления органа предварительного расследования об отказе в признании гражданским истцом. Тем самым Конституционный Суд подчеркивает, что предъявление гражданского иска лицом, потерпевшим от преступления, является его правом, и действия должностных лиц, препятствующих реализации данного права и иных сопутствующих прав, могут быть обжалованы в суд заинтересованным лицом.

Однако УПК РФ указывает, что гражданским истцом является физическое или юридическое лицо при наличии оснований полагать, что непосредственно преступлением ему нанесен имущественный вред, и предъявившее требование о его возмещении. Гражданский истец может предъявить иск и для имущественной компенсации морального вреда. О признании гражданским истцом дознаватель, следователь и судья выносят постановление, а суд определение (ст. 44).

Представляется необоснованным подобное разделение требований о возмещении имущественного вреда и компенсации морального вреда. Тем более, что лицо, предъявившее требование, сначала признается гражданским истцом и с момента признания его таковым участвует в процессе в качестве гражданского истца. Таким образом, исходя из ст. 44 УПК РФ, гражданским истцом может быть признано только лицо, потерпевшее имущественный вред, и только оно с момента его признания гражданским истцом может предъявить иск о компенсации морального вреда, причиненного ему нарушением исключительно имущественных прав.

При этом непонятно различие процессуальных фигур потерпевшего и гражданского истца. Статья 42 УПК РФ устанавливает, что потерпевшему обеспечивается возмещение материального вреда, причиненного преступлением (ч. 3), даже без предъявления соответствующего требования. Часть 4 ст. 42 УПК РФ указывает, что только по иску потерпевший вправе потребовать возмещения материального вреда в денежном выражении, размер которого определяется судом при рассмотрении уголовного дела или в порядке гражданского судопроизводства. Но ранее процитированная статья 44 УПК РФ устанавливает, что иск о компенсации морального вреда может предъявлять только гражданский истец. В то же время не всякий потерпевший, заявивший требование в порядке ч. 4 ст. 42 УПК РФ, может быть признан гражданским истцом, т.к. им признается согласно ст. 44 лицо, потерпевшее имущественный вред непосредственно от преступления.

Как представляется, нормы вновь принятого кодекса нуждаются в уточнении, т.к. подобные противоречия в практике могут привести фактически к отказу от разрешения гражданских исков о компенсации морального вреда, причиненного преступлением, в рамках уголовного судопроизводства. Т.е. наряду с формулировкой: «Лицо в уголовном процессе признается потерпевшим при наличии оснований полагать, что ему непосредственно преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред или вред деловой репутации», – должна присутствовать норма, согласно которой «при наличии оснований полагать, что преступлением или общественно опасным деянием невменяемого лицу причинен материальный и (или) неимущественный вред, и если им предъявлено требование о возмещении вреда, оно признается гражданским истцом».

Предлагаемая нами формулировка нормы закона содержит союз «и (или)» и позволяет, таким образом, предъявлять потерпевшему требования о компенсации морального вреда как наряду с возмещением материального вреда, так и самостоятельно.

Однако в практике возникла проблема компенсации потерпевшему неимущественного вреда, возникшего в результате посягательства на имущественные права граждан.

По мнению В.А. Дубривного, отличительным признаком морального вреда выступает причинение лицу преступным посягательством нравственных страданий. Такие последствия, по мнению автора, могут наступить при оскорблении лица, унижении его достоинства, дискредитации, при покушении на жизнь и здоровье человека или на его имущественные права1. Но ст. 53 УПК РСФСР, наряду с моральным вредом, в качестве основания признания потерпевшим предусматривала физический или имущественный вред. М.П. Шешуков высказал мнение, что применение в тексте нормы разделительного союза «или» означает, что закон учитывает возможность причинения одного из названных видов вреда, например, причинение только имущественного вреда2.

Иными словами, при таком делении вреда в соответствии с непосредственным объектом посягательства должна была сложиться практика, что результатом посягательства на личность человека может быть только неимущественный вред, а последствием нарушения имущественных благ – только имущественный вред. Данная точка зрения ошибочна, т.к. искажает употребление разделительного союза «или», саму направленность деяния, закрывает путь для признания нравственных страданий, причиняемых потерпевшему любым преступлением, независимо от квалификации, объектом защиты в уголовном процессе. С этих позиций редакция ст. 42 УПК РФ более отвечает интересам потерпевших, так как перечисляет основания для признания потерпевшим через запятую. И лицо, признанное потерпевшим по любому из оснований, вправе предъявить иск о компенсации морального вреда в порядке части 4 статьи 42 УПК РФ. Данное положение полностью согласуется с п. 1 ст. 1064 ГК РФ, согласно которому вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред, то есть характер вреда определяется не по непосредственному объекту посягательства, а по результатам последнего в зависимости от того, в какой мере результат посягательства отразился на имущественной или моральной сфере потерпевшего1.

Таким образом, с точки зрения причинения неимущественного вреда важно не благо, на которое совершено посягательство, а результат, насколько он отразился на внутренней, душевной сфере потерпевшего. Неимущественный вред может явиться результатом посягательства не только на нематериальные, но и на имущественные блага. Как справедливо отмечает С. Нарижний: «Мало кто будет отрицать огромный психологический стресс, испытываемый людьми, у которых «вынесли» из квартиры все ценные вещи или угнали автомобиль»2.

Однако п. 2 ст. 1099 ГК РФ устанавливает, что моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации только в случаях, предусмотренных законом.

В соответствии со ст. ст. 151, 1099 ГК РФ компенсация морального вреда допускается, когда совершаются действия, посягающие на личные неимущественные права гражданина либо на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. Моральный вред компенсируется также в других случаях, предусмотренных законом.

Однако ни гражданское, ни иное законодательство не содержит указаний на возможность компенсации морального вреда, причиненного хищением имущества.

Мы не можем согласиться с мнением A.M. Эрделевского о том, что безоговорочное отнесение психического благополучия к числу нематериальных благ в смысле ст. 150 ГК РФ означало бы выхолащивание ограничений, установленных в ст. 151 ГК РФ в отношении права на компенсацию морального вреда1. И в это же время согласны с утверждением С.В. Нарижного: «Соответственно, граждане, пострадавшие от преступлений против собственности, обосновывая свои исковые требования о компенсации причиненного им морального вреда, должны просить возместить нравственные страдания, причиненные посягательством не на само имущество (такой вред, согласно положениям ст. ст. 151, 1099 ГК РФ не подлежит компенсации), а на психическое благополучие, связанное с обладанием этим имуществом»2.

Таким образом, посягательства на имущественные права без воздействия на личность потерпевшего (кража) могут причинить ему нравственные страдания в связи с нарушением неприкосновенности личной жизни, со страхом разглашения личной, семейной, врачебной тайны, утратой каких-либо предметов, имеющих для потерпевшего особую ценность (например, семейные реликвии). С этих позиций нельзя признать обоснованной точку зрения В. Казанцева, признающего моральным вредом нравственные страдания потерпевшего от кражи, которому, например, просто противно, что чья-то посторонняя рука рылась в его одежде3. Несомненно, что неимущественный вред в связи с причинением имущественного вреда возникает в связи с личностной значимостью утраченного имущества, достаточной глубиной и остротой психических страданий, изменением социальной активности потерпевшего.

Например, в октябре 2007 г. из квартиры гр-ки Б. была совершена кража. Данное преступление не было раскрыто, и в 2009 г. она обратилась с иском о компенсации морального вреда в ОВД г. Тюмени. В ходе судебного рассмотрения спора была назначена судебно-психологическая экспертиза, выявившая неблагоприятное воздействие произошедшего на психическое благополучие Б. Непосредственно в данном случае произошедшее затронуло личностно значимые ценности потерпевшей (сбережения, добытые путем тяжелого труда; отношение к закону; потребность в понимании со стороны следователей; здоровье; будущее дочери и всей семьи), обусловило выраженные негативно длительные переживания на фоне длящегося несколько лет психотравмирующего воздействия.

…………………………………………………….

В заключении настоящего параграфа следует изложить следующие выводы.

Сопоставление норм части 1 статьи 44 УПК РФ и части 4 статьи 42 УПК РФ, не отличающихся ни четкостью, ни достаточной определенностью, дает основание сделать вывод о продолжающемся негативном отношении к гражданскому иску в уголовном деле.

Путаница и противоречия уголовно-процессуального закона могут в практике их применения фактически привести к отказу от разрешения гражданских исков о компенсации морального вреда, причиненного преступлением, в порядке уголовного судопроизводства. В связи с этим предлагается в первом предложении части 1 статьи 44 УПК РФ закрепить следующее: «При наличии оснований полагать, что преступлением или общественно-опасным деянием невменяемого лицу причинен материальный и (или) неимущественный вред, и если им предъявлено требование о возмещении вреда, оно признается гражданским истцом».

Допущение денежной компенсации морального вреда, причиненного посягательством на имущественные права, должно осуществляться весьма взвешенно, поскольку при оценке причинения морального вреда обязательно следует учитывать личностную значимость утраченного имущества, достаточную глубину и остроту психических страданий, изменение социальной активности потерпевшего.

Юридическое лицо не должно признаваться гражданским истцом при предъявлении требования о компенсации морального вреда, так как не может переживать негативные эмоции. Также исключается возможность признания гражданским истцом при предъявлении соответствующих требований «человеческими составляющими» (директором, бухгалтером и т.д.) юридического лица в случае, если их чести, достоинству и деловой репутации причинен вред распространением заведомо ложных сведений в отношении юридического лица. Юридическое лицо – искусственное юридическое образование, и указанные субъекты не отвечают за вред, причиненный юридическим лицом, и таким образом, не могут требовать компенсации за свои психические переживания, связанные с деятельностью юридического лица.


§ 2. Лица, привлекаемые в качестве гражданских ответчиков по искам о компенсации морального вреда


В уголовном судопроизводстве наиболее часто субъектом ответственности за причиненный преступлением вред выступает подсудимый (обвиняемый), т.е. непосредственный причинитель вреда. Таким образом, в случае, если вина подсудимого в совершении преступления, причинившего вред, будет доказана, происходит так называемая кумуляция санкций – одновременное наложение на виновного уголовной и гражданско-правовой ответственности за причинение вреда. Тем самым объем предоставленных законом обвиняемому прав на защиту от предъявленного обвинения, казалось бы, достаточен и для защиты от гражданско-правовых притязаний, т.к. всякое обстоятельство, устраняющее уголовное обвинение, устраняет из уголовного судопроизводства и гражданский иск.

Статья 54 УПК РФ устанавливает, что в качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с Гражданским кодексом РФ несет ответственность за вред, причиненный преступлением. Пункт 1 статьи 1064 ГК РФ устанавливает правило, согласно которому вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Гражданский иск в уголовном деле носит подчиненный характер, всякое обстоятельство, устраняющее уголовное обвинение, устраняет из уголовного судопроизводства и гражданский иск. На основании изложенного следует полагать, что в ситуациях, когда субъект ответственности представлен непосредственным причинителем вреда, привлечение его в качестве гражданского ответчика нецелесообразно, так как объем предоставленных законом обвиняемому (подсудимому) прав достаточен и для защиты от гражданско-правовых притязаний потерпевшего.

Таким образом, процессуальные статусы обвиняемого (подсудимого) и гражданского ответчика различны и не должны смешиваться, поэтому в качестве гражданского ответчика должно привлекаться только лицо, не являющееся причинителем вреда, но обязанное возместить причиненный вред в силу прямого указания закона.

На основании вышеизложенного первое предложение части 1 статьи 54 УПК РФ предлагается изменить, изложив его в следующей редакции: «В качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, не являющееся причинителем вреда, но на которое Гражданским кодексом Российской Федерации возложена обязанность возмещения причиненного вреда».

В литературе поднята проблема распределения ответственности за причинение неимущественного вреда при множественности причинителей вреда. Эрделевский A.M., Нарижний С.В. отмечают, что судебная практика демонстрирует вполне определенную тенденцию, направленную на применение долевой ответственности при совместном причинении морального вреда1.

Однако анализ судебной практики не дает оснований для подобного вывода. В качестве примера можно привести определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, которая указала, что «при решении вопроса о компенсации морального вреда осужденными суду надлежит исходить из степени вины каждого из причинителей вреда. Как видно из материалов дела, один осужденный покушался на жизнь потерпевшего, а другой совершил в отношении того же потерпевшего квалифицированное хулиганство. В связи с этим осужденные не могут нести солидарную ответственность, моральный вред должен быть компенсирован в долевом порядке с учетом степени вины каждого»1.

Другой пример: «Согласно ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред, если иное не предусмотрено законом, т.е. возместить материальный ущерб и компенсировать причинение морального вреда обязан их причинитель. Лицо, осужденное за укрывательство преступления, не может нести солидарную материальную ответственность и компенсировать моральный вред вместе с осужденным за убийство»2.

Данное положение целиком согласуется со ст. 1080 ГК РФ, согласно которой лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно. В то же время суд вправе согласно п. 2 ст. 1080 ГК РФ по заявлению потерпевшего и в его интересах возложить на лиц, совместно причинивших вред, ответственность в долях, определив их применительно к правилам, предусмотренным п. 2 ст. 1081 ГК РФ, т.е. в размере, соответствующем степени вины каждого причинителя вреда. При невозможности определить степень вины доли признаются равными.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство не дает исчерпывающего перечня лиц, которые могут быть привлечены в качестве гражданских ответчиков, не указывает на условия, при наличии которых то или иное лицо может быть поставлено в положение гражданского ответчика. Однако перечень субъектов, несущих ответственность за вред, причиненный преступлением, можно составить, если обратиться к статьям 1064, 1068-1079 ГК РФ. Поэтому целесообразно остановиться на некоторых вопросах, нуждающихся в теоретическом освещении и дополнительном регулировании.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении № 7 от 14. 02. 2000 г. «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних»1 специально разъяснил, что при решении вопроса о вызове в судебное заседание законного представителя несовершеннолетнего подсудимого следует иметь в виду, что содержащийся в п. 8 ст. 34 УПК РСФСР перечень лиц, которые могут быть законными представителями, является исчерпывающим. Если несовершеннолетний не имеет родителей и проживает один или у лица, не назначенного надлежащим образом его опекуном или попечителем, в качестве законного представителя несовершеннолетнего суд должен вызвать представителя органа опеки и попечительства, неявка которого не приостанавливает рассмотрение дела, если суд не найдет его участие необходимым (пункт 5). Далее в пункте 19 указано, что если органами предварительного следствия при наличии к тому оснований к участию в деле в качестве гражданских ответчиков не были привлечены родители, опекуны, попечители, а также лечебные учреждения, учреждения социальной защиты населения или другие аналогичные учреждения, которые в силу закона несут материальную ответственность за ущерб, причиненный преступными действиями несовершеннолетнего, суд должен вынести определение о признании указанных лиц и организаций гражданскими ответчиками, разъяснить им права, предусмотренные статьей 55 УПК РСФСР, и обеспечить условия для реализации этих прав. На практике же суды достаточно часто делают ошибки, вынося неправильные приговоры в части гражданского иска. Как разъяснила Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ определением от 13.07.02, отменяя приговор Ленинградского областного суда в части возложения на Б. обязанности по возмещению вреда, причиненного Р., и направляя дело на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, «суд не вправе был возлагать ответственность за вред, причиненный несовершеннолетним Р., на его тётю – Б., поскольку в соответствии со ст. 1074 ГК РФ вред должен быть возмещен в части, не возмещаемой имуществом или заработком несовершеннолетнего, только его родителями или попечителем, если они не докажут, что вред возник не по их вине. Б не является попечителем несовершеннолетнего Р. Кроме того, суд неправильно признал законным представителем Р.его тётю – Б. Она также не признана гражданским ответчиком и в силу этого была лишена возможности осуществлять защиту своих интересов как ответчика1.

Пленуму Верховного Суда РФ следовало бы, обобщая судебную практику, уточнить недопустимость смешивания процессуального статуса законного представителя, возникающего в силу специального указания закона, и гражданского ответчика, появляющегося в силу вовлечения указанных в законе субъектов в сферу уголовного процесса постановлением или определением о привлечении лица в качестве гражданского ответчика.

Закон (ст. 1074 ГК РФ) возлагает ответственность за действия несовершеннолетнего причинителя вреда, имущества которого недостаточно для возмещения вреда в полном объеме, на родителей (усыновителей), т.е. солидарно.

Но главная проблема состоит в том, что, как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в постановлении № 7 от 14. 02. 2000 г. «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних», при рассмотрении вопроса о компенсации морального вреда, причиненного в результате преступных действий несовершеннолетнего, судам необходимо иметь в виду, что на правоотношения, возникающие вследствие причинения морального вреда, распространяются общие правила параграфа 1 главы 59 ГК РФ, в частности предусмотренные ст. 1074 ГК РФ.

……………………………………………………….

В заключение настоящего параграфа следует отметить, что процессуальные статусы подсудимого (обвиняемого) и гражданского ответчика различаются и не должны смешиваться. В ситуациях, когда субъект ответственности представлен непосредственным причинителем вреда, привлечение его в качестве гражданского ответчика нецелесообразно, так как объем предоставленных законом обвиняемому (подсудимому) прав достаточен и для защиты от гражданско-правовых притязаний потерпевшего.

Предлагается первое предложение части 1 статьи 54 УПК РФ изложить в следующей редакции: «В качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, не являющееся причинителем вреда, но на которое Гражданским кодексом Российской Федерации возложена обязанность возмещения причиненного вреда».

^ ГЛАВА 3. ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ


Поскольку возмещение вреда, причиненного преступлением (в том числе и компенсация морального вреда), происходит в уголовном процессе, постольку порядок возмещения должен соответствовать требованиям уголовно-процессуальной формы. Следовательно, регламентация порядка компенсации морального вреда должна быть закреплена в уголовно-процессуальном законодательстве. Процессуальные средства защиты нарушенных прав, являясь содержанием форм возмещения ущерба (компенсации морального вреда), представляют собой конкретные меры и действия субъекта (потерпевшего), например, подача искового заявления о возмещении ущерба, а также действия соответствующих лиц (обвиняемого, гражданского ответчика и др.) и властных субъектов. В комплексе процессуальные средства защиты можно назвать способами возмещения ущерба, причиненного преступлением.

Рассматривая форму компенсации морального вреда, причиненного преступлением, можно определить ее как установленный процессуальным законом порядок защиты нарушенного преступлением права потерпевшего.

Относительно возмещения материального ущерба можно сказать, что его формы достаточно традиционны и исследованы юридической наукой. Что же касается компенсации морального вреда, причиненного преступлением, то в силу неимущественного (нематериального) характера причиненных страданий вопрос о формах компенсации переживаний лица является весьма актуальным1.

Ранее уголовно-процессуальное законодательство не содержало норм о компенсации морального вреда, но таковые существовали в гражданском праве. Поэтому делался вывод о возможном применении норм, касающихся возмещения вреда путем подачи и рассмотрения гражданского иска в уголовном деле, к отношениям по компенсации морального вреда, причиненного преступлением. Такая точка зрения нашла свою поддержку, и в настоящее время, с принятием УПК РФ, законодатель устранил пробел относительно права потерпевшего на компенсацию морального вреда, закрепив возможность подачи гражданского иска о компенсации морального вреда в ст.ст. 42 и 44 УПК РФ. Таким образом, можно сказать, что единственным способом компенсации морального вреда в уголовном процессе осталась денежная компенсация, а единственной формой – гражданский иск.

Вместе с тем подобное решение – далеко не панацея от всех проблем компенсации морального вреда, причиненного преступлением. И одна из причин этого – особенности гражданского иска, которые он приобретает в производстве уголовному делу.

В УПК РФ нет самостоятельного определения гражданского иска, его признаки даны в ч. 1 ст. 44 УПК РФ «Гражданский истец», которая гласит: «Гражданским истцом является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии основании полагать, что данный вред причинён ему непосредственно преступлением. Решение о признании гражданским истцом оформляется определением суда, постановлением судьи, следователя, дознавателя. Гражданский истец может предъявить гражданский иск для компенсации морального вреда».

Э.Ф. Куцова даёт следующее определение: «Гражданский иск в уголовном деле – это: требование о возмещении имущественного вреда (или компенсации морального вреда), причинённого преступлением; заявленное в уголовном процессе лицом, которому причинён такой вред, а также его представителем или прокурором; предъявленное к обвиняемому либо лицу; несущему по закону имущественную ответственность за действия обвиняемого; разрешаемое совместно с уголовным делом, а равно – требование о компенсации морального вреда при причинении преступлением морального, физического или имущественного вреда»1.

Похожей точки зрения придерживается М.Г. Загорский, указывая: «Гражданским иском в уголовном деле признаётся требование лица, понёсшего имущественный вред от преступления, к обвиняемому или лицам, несущим ответственность за действия обвиняемого о возмещении ему причинённого ущерба, в том числе и для имущественной компенсации морального вреда, заявленное в процессе производства по уголовному делу и рассматриваемое судом совместно с ним»2.

По существу гражданский иск – это требование лица, понесшего материальный ущерб и (или) моральный вред от преступления, его полномочного представителя или в его интересах прокурора к обвиняемому или лицам, несущим имущественную ответственность за его действия, о возмещении этого ущерба, заявленное ведущим уголовный процесс органам и разрешаемое судом совместно с уголовным делом3.

К основанию гражданского иска А.Г. Мазалов относит юридические факты, из которых вытекает требование о возмещении ущерба. Этими фактами являются 1) совершение преступления; 2) наличие вреда; 3) причинная связь4.

Данное основание аналогично основанию для, признания лица или организации потерпевшим, о чём писалось в предыдущем параграфе.

Гражданский иск предъявляется в уголовном судопроизводстве, после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия.

В действительности, чем раньше предъявлен гражданский иск, тем больше вероятности того, что он будет удовлетворён. Это означает, что гражданский иск должен быть предъявлен в стадии предварительного расследования, когда есть оперативные возможности по розыску похищенного имущества, наложению ареста на него, а также на иное имущество обвиняемого или подозреваемого в целях обеспечения удовлетворения гражданского иска. В судебном заседании такие возможности значительно сужаются.

К признакам гражданского иска относится предъявление его обвиняемому либо лицу, несущему по закону имущественную ответственность за действия обвиняемого (или в редакции ч. 1 ст. 44 УПК РФ: несущему ответственность за вред, причинный преступлением).

Как подчеркивают все правоведы, правовая природа гражданского иска в уголовном процессе является уголовно-процессуальной, поскольку иск о возмещении причиненного преступлением вреда предъявляется и разрешается в уголовном процессе.

……………………………………………………..

Подводя итог рассмотрению вопроса о формах компенсации морального вреда в уголовном процессе, можно отметить следующее. Гражданский иск в уголовном деле имеет традиционный характер и «специализирован» на возмещение имущественного вреда. Он отвечает требованиям уголовно-процессуальной формы. В отношении компенсации морального вреда гражданский иск предусматривает судебное разрешение требований потерпевшего, что практически лишает последнего возможности получить вознаграждение за перенесенные страдания на стадии предварительного расследования. Кроме того, при рассмотрении и разрешении судом совместно с уголовным делом гражданского иска о компенсации морального вреда применяются нормы гражданского законодательства, предусматривающие единственный способ компенсации морального вреда – только в денежном выражении. Остаются «за кадром» другие возможности по заглаживанию морального вреда: принесение извинений, уход за потерпевшим в больнице и т.п.

Следует согласиться с выводом о том, что формы компенсации морального вреда в уголовном судопроизводстве по своему содержанию далеко выходят за рамки гражданского иска и, по существу, должны составлять на сегодня самостоятельный уголовно-процессуальный институт. В частности, отношения потерпевшего и обвиняемого (правонарушителя) по возмещению морального вреда, складывающиеся на стадии предварительного расследования, не всегда подпадают под действие ст. 44 УПК РФ. Еще на стадии предварительного расследования физические и нравственные страдания потерпевшего, который принимает помощь виновного, компенсируются.

В этом отношении, исходя из содержания действий виновного лица, направленных на компенсацию морального вреда, более правильным было бы выделить в качестве формы компенсации морального вреда, причиненного преступлением, добровольное возмещение причиненного вреда. Но эта деятельность не урегулирована уголовно-процессуальным законом и имеет правовые последствия, значимые только для виновного лица. Интересы потерпевшего при реализации данной формы зачастую нарушаются1.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


В заключении следует отметить, что компенсация морального вреда, причиненного преступлением, является составной частью института защиты прав потерпевших от преступлений. В то же время зашита прав потерпевшего должна обеспечиваться балансом (уравниванием) с правами и интересами обвиняемого, гражданского ответчика.

Проведенное исследование, позволило сделать вывод, о том, моральный вред в уголовном процессе следует рассматривать как нравственные страдания, т.е. нарушающие психическое благополучие личности отрицательные эмоциональные переживания.

2. Предлагается в первом предложении части 1 статьи 44 УПК РФ закрепить следующее: «При наличии оснований полагать, что преступлением или общественно-опасным деянием невменяемого лицу причинен материальный и (или) неимущественный вред, и если им предъявлено требование о возмещении вреда, оно признается гражданским истцом».

3. Юридическое лицо не должно признаваться гражданским истцом при предъявлении требования о компенсации морального вреда, т.к. не может переживать негативные эмоции. Также исключается возможность признания гражданским истцом при предъявлении соответствующих требований «человеческими составляющими» (директором, бухгалтером и т.д.) юридического лица в случае, если их чести, достоинству и деловой репутации причинен вред распространением сведений в отношении юридического лица. Юридическое лицо - искусственное юридическое образование, и указанные субъекты не отвечают за вред, причиненный юридическим лицом, и таким образом, не могут требовать компенсации за свои психические переживания, связанные с деятельностью юридического лица.

-2-iran-i-o-ponomareva-metodicheskij-material-podgotovlen.html
-2-ispolzuya-predlozhennij-dzhejmsom-millem-ter-min-mi-mozhem-rassmatrivat-prilagaemie-k-zemle-kapital-i-trud-kak-sostavlyayushie-ravnie-posledovatelnie-dozi.html
-2-istoriya-medicinskih-shkol-yumzhana-zhalsanovna-khogbug.html
-2-kalendarnoe-vremya-istoriya.html
-2-klassifikaciya-metodov-www-i-u-ru.html
-2-kognitivnaya-strategiya-i-principi-nauchnogo-issledovaniya-lubskij-a-v-l-106-alternativnie-modeli-istoricheskogo.html
  • college.bystrickaya.ru/19-beta-versii-metodicheskie-materiali-k-programmnomu-kompleksu-longityud-edk.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tema-6-vyalenie-i-sushenie-ribnie-tovari-konspekt-lekcij-dlya-studentov-vseh-form-obucheniya-kemerovo-2002.html
  • grade.bystrickaya.ru/mi-soglasovali-plan-dejstvij-po-obespecheniyu-rosta-i-zanyatosti-dlya-resheniya-kratkosrochnih-problem-i-ukrepleniya-srednesrochnih-osnov-dlya-rosta.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/pedagogicheskie-usloviya-formirovaniya-otnosheniya-k-miru-prirodi-detej-doshkolnogo-vozrasta-v-ekologicheskom-obrazovanii-vipusknaya-kvalifikacionnaya-rabota.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/zakon-o-geodezii-i-kartografii.html
  • lecture.bystrickaya.ru/analiz-platezhnogo-balansa-rossijskoj-federacii.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/programma-x-mezhregionalnoj-nauchno-prakticheskoj-konferencii-po-problemam-kachestva-ekologii-promishlennoj-bezopasnosti-i-socialnoj-otvetstvennosti-organizacij-13-noyabrya-2008-goda-g-irkutsk.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/31-obshie-pravila-yuridicheskoj-tehniki-pravotvorchestva-monografiya-g-astana-2009-330s.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/tema-rodini-v-lirike-m-cvetaevoj.html
  • tests.bystrickaya.ru/kosachev-o-ratifikacii-protokola-ob-otmene-smertnoj-kazni-press-sluzhba-frakcii-edinaya-rossiya-gosduma-rf.html
  • books.bystrickaya.ru/ekaterina-vilmont.html
  • literatura.bystrickaya.ru/referat-po-teme-professionalno-prikladnaya-fizicheskaya-podgotovka-zadanie.html
  • testyi.bystrickaya.ru/64-rekonfiguraciya-operacionnih-processov-izmeneniyami.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-5-tragicheskoe-poslanie-drevnih-e-r-muldashev-krupnij-rossijskij-uchenij-s-mirovim-imenem-on-yavlyaetsya-rodonachalnikom.html
  • education.bystrickaya.ru/-2-iranci-yuga-i-grecheskie-kolonii-v-severnom-prichernomore-istoriya-rossii-s-drevnejshih-vremen-do-konca-xx-veka.html
  • znanie.bystrickaya.ru/43-pomesheniya-dlya-potrebitelej-uchebniki-i-uchebnie-posobiya-dlya-studentov-visshih-uchebnih-zavedenij-t-t-nikulenkova.html
  • education.bystrickaya.ru/36-raboti-po-osushestvleniyu-stroitelnogo-kontrolya-zastrojshikom-37.html
  • doklad.bystrickaya.ru/vladimir-putin-mi-otkrivaem-novuyu-eru-v-osvoenii-arktiki-internet-resurs-file-rfru-22092011.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/prinyatie-reshenij-v-intensivnoj-terapii-stranica-4.html
  • education.bystrickaya.ru/13vstupitelnoe-zayavlenie-g-na-masaaki-kandi-gubernatora-prefekturi-ajti.html
  • credit.bystrickaya.ru/plata-indikatora-magistrali-metodicheskie-ukazaniya-k-laboratornoj-rabote-2.html
  • credit.bystrickaya.ru/plan-raboti-ministerstva-obrazovaniya-moskovskoj-oblasti-na-ipolugodie-2012-g-yanvar-stranica-35.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-xv-silnodejstvuyushie-sredstva-paganelya-zhyul-gabriel-vern.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/pyatij-karnaval-pervij-karnaval.html
  • school.bystrickaya.ru/administrativnoe-zaderzhanie-po-novomu-koap-rf-chast-3.html
  • turn.bystrickaya.ru/osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-visshego-professionalnogo-obrazovaniya-urovnya-bakalavriata-reglamentiruet-celi-ozhidaemie-rezultati-soderzhanie-usloviya-i-tehnologii-realizacii-obrazovatelnogo-processa.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/programma-disciplini-osnovi-geodezii-inzhenernogo-blagoustrojstva-territorij-i-transport.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/otchet-o-samoobsledovanii-osnovnoj-obrazovatelnoj-programmi-po-specialnosti-280202-inzhenernaya-zashita-okruzhayushej-sredi-stranica-25.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/kurorskij-nadzor-za-ispolneniem-zakonov-o-nesovershennoletnih-rukovoditel-avtorskogo-kollektiva-nikolaj-pavlovich-dudin-sankt-peterburg-2009-stranica-8.html
  • notebook.bystrickaya.ru/iz-za-proriva-teplotrassi-v-habarovske-bez-tepla-i-goryachej-vodi-ostalis-90-tisyach-chelovek-informacionnoe-agentstvo-sibirskoe-agentstvo-novostej-22022011.html
  • nauka.bystrickaya.ru/upravlenie-gostinichnim-biznesom-v-kazahstane-chast-10.html
  • essay.bystrickaya.ru/bunge-kupila-portovie-moshnosti-na-ukraine-za-100-mln-ukranska-zernova-asocacya.html
  • reading.bystrickaya.ru/metodicheskaya-razrabotka-uroka-po-teme-moi-uvlecheniya.html
  • urok.bystrickaya.ru/prilozhenie-2-osnovnie-termini-ispolzuemie-v-strategii-vizovi-innovacionnogo-razvitiya-5-sostoyanie-innovacionnoj-sferi-8.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/varianti-kontrolnih-rabot-testi-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-upravlenie-personalom.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.