.RU

§ 1 «Начало взаимоотношений - Персидский фактор в политической жизни Греции в VI iv вв до н э


§ 1 «Начало взаимоотношений» рассматривается политика к Персии двух наиболее значительных греческих полисов – Афин и Спарты, до начала собственно Греко-персидских войн 490–480х гг. Во второй половине VI – начале V в. до н.э. греческие города Малой Азии и островные греки в большинстве своем оказались включены в составе Персидской державы Ахеменидов: одни были непосредственно покорены, другие признали над собой власть Великого царя под силовым давлением.

Источники сохранили сведения о том, что первыми вступили в дипломатические отношения с персами спартанцы, которые считались наиболее сильные в военном отношении и авторитетные в Греции. Спарта имела союзный договор с лидийским царем Крезом – противником Кира II Великого, основателя Ахеменидской державы. После персидского завоевания Лидийского царства в 547 г. до н.э. спартанцы сами инициировали переговорный процесс с Киром в Сардах по вопросу о безопасности малоазийских греков, которые в связи с опасением враждебных действий со стороны персов, обратились за поддержкой в Спарту (Hdt., I, 141, 152). Эти переговоры оказались безуспешными для спартанцев, однако, с этого времени на несколько десятилетий Спарта приняла враждебную политику по отношению к Персии.

По иному развивались отношения афинян с персами. Афины почти на протяжении всего VI в. до н.э. переживали период напряженной внутренней социально-политической борьбы, выразившейся в реформах и законодательстве Солона и тирании Писистратидов. Эта внутриполитическая нестабильность в афинском обществе VI в. до н.э. способствовала некоторому снижению роли Афин на международной арене. Остается неизвестным, как афиняне отреагировали на политику Кира Великого в отношении ионийских греческих городов, которые считали Афины своей метрополией. Первый достоверно засвидетельствованный Геродотом (V, 73) опыт переговоров афинян с персами относится только к 508/7 г. до н.э., когда афиняне, перед лицом вторжения в Аттику спартанских войск во главе с царем Клеоменом I, обратились в Сарды к Артаферну, сатрапу царя Дария I, с предложением военного союза. Однако, сатрап выставил условием заключения союза политическое подчинение Афин персам (предоставление «земли и воды»). Произошло ли такое подчинение «отец истории» не говорит, но складывается впечатление, что афиняне оставили персов в некотором двусмысленном положении: с одной стороны афинские послы в Сарды обещали предоставить землю и воду царю Дарию, а, с другой стороны, афинское народное собрание подвергло критике действия своего посольства и оставила претензию персов без ответа.

Союз не был заключен, но персы могли уже видеть Афины в числе своих новых подданных. В дальнейшем происходит быстрое ухудшение афино-персидских взаимоотношений в связи с бегством в Персию изгнанного афинского тирана Гиппия, сына Писистрата, который рассчитывал при помощи персидской военной силы добиться своего восстановления у власти в Афинах. Переговоры о политическом статусе Гиппия проходили в Сардах около 500 г. до н.э., но окончились безрезультатно. Окончательно разрыв афино-персидский дипломатических отношений происходит в связи с участием афинского контингента в Ионийском восстании против Персии. В то же время, спартанцы, категорически отказавшие поддержать это восстание, оставили для себя возможность урегулирования отношений с царем Дарием.

В § 2 «Персидские требования земли и воды и позиция греков» идет речь об усилении дипломатической активности персов в отношении греческого мира (требование земли и воды) накануне Греко-персидских войн и о реакции греков на персидские дипломатические акции. Здесь прежде всего исследуется значение персидского обычая требовать землю и воду как знаки покорности и делается вывод об их символическом значении: во-первых, предоставление земли и воды было разновидностью обычая дарообмена как одного из сторон взаимоотношения Великого царя Персии со своими подданными (пусть даже и потенциальными); во-вторых, на основании сообщения Фавста Бузанда (IV, 54), предполагается, что первоначально земля и вода использовались в ритуале принятия клятв верности Великими царями у своих подданных. В разделе рассматривается состав греков, которые предоставили персидским глашатаям землю и воду.

В 491 г. до н.э. свою покорность персам изъявили некоторые острова (Эгина, Парос), а также ряд материковых балканских государств (наиболее значительным из них была Фессалия, правители которой установили контакты с персами еще в конце VI в. до н.э.). Два наиболее значительных полиса, – Афины и Спарта отвергли персидские требования и умертвили глашатаев Дария I. Между тем, даже в вопросе о казни персидских посланцев проявились различия в позиции афинян и спартанцев по «персидскому вопросу». Афиняне очевидно казнили глашатаев ввержением в баратрон согласно постановлению (псефизме) экклесии, принятой на основании закона Каннона, предусматривающая тако,й вид казни за оскорбление афинского народа. Способ убийства спартанцами персидских глашатаев (они были сброшены в колодец) предполагает спонтанные действия. И, действительно, вслед за этими событиями наступило раскаяние, выразившееся в желании спартанцев урегулировать свои отношения с персами; показателем этого выступает дипломатическая миссия Сперфия и Булиса в Сузы в начале царствования Ксеркса, которая по всей видимости, была организована спартанцами, не желавшими обострения отношений с Персией (не исключено, «друзьями» изгнанного спартанского царя Демарата, получившего пристанище при дворе Дария I).

Миссии персидских глашатаев в 481 г. до н.э. с требованием земли и воды, имевшие место накануне грандиозного вторжения Ксеркса, преследовали цель расколоть единство полисов балканской Греции перед лицом персидской угрозы. Этот замысел в основном удался: многие государства и этнические общности Северной и Средней Греции сначала предоставили землю и воду персидским глашатаям, а затем, уже в ходе самого персидского вторжения предоставили свои контингенты в войско Ксеркса, которые находились там вплоть до окончательного поражения персов; некоторые греческие полисы по разным причинам (в том числе и с целью скрыть свой мидизм из-за опасений возмездия других греков) объявили о нейтралитете.

В § 3 «Панэллинская лига против Персии и ее участники» рассматривается объединение патриотических греческих полисов во главе со Спартой и Афинами в антиперсидской коалиции.

Исследование некоторых аспектов возникновения и функционирования Панэллинской лиги 481/0 г. до н.э. позволяет заключить, что эта организация была подлинным общегреческим союзом, нацеленным на добровольное сплочение греков (причем, не только балканских) перед лицом внешней угрозы. Но достигли ли греки этого единства? Думается, что если и не достигли полностью, то заметно приблизились к этому. Можно с полным основанием утверждать, что участниками этого союза стали даже те греческие государства, которые затем под давлением необходимости перешли на сторону Ксеркса, и, напротив, те, которые первоначально были на стороне персов, после первых побед греков стали переходить на сторону антиперсидской коалиции. И хотя состав этой коалиции в течение 481–479 гг. до н.э. и не был постоянен, то, во всяком случае, эта организация была открыта для всех греков (кроме тех, которые открыто запятнали себя сотрудничеством с врагом – фиванцы, фессалийцы, аргосцы). И даже после изгнания войска персов из балканской Греции, Панэллинская лига под предводительством спартанцев продолжала существовать почти двадцать лет, несмотря на существование и решающую роль в продолжении войны с Персией параллельной организации – руководимой афинянами Делосской симмахии. Между тем, парадоксально, что греки во главе со Спартой и Афинами, заклеймив мидизм как предательство Эллады, в дальнейшем избрали для себя путь сотрудничества с Персией.

^ Во второй главе «От конфронтации к сотрудничеству: Укрепление дипломатических контактов» основное внимание уделяется, во-первых, трансформации персидской внешней политики по отношению к Греции после успехов греков в войне (переход от «дипломатии принуждения» к «дипломатии золота»), а, во-вторых, завершению эпохи взаимной конфронтации в результате заключения Каллиева мира 449 г. до н.э.

В § 1 «Зарождение персидской неофициальной дипломатии по отношению к грекам» раскрываются дипломатические шаги персов, нацеленные на распад созданного усилиями патриотических греков антиперсидской коалиции – Эллинского союза 481/0 г. до н.э.

Понятно, что объединение греков против Персии зиждилось главным образом на союзе Спарты и Афин, который был очевидно заключен еще накануне знаменитого сражения при Марафоне 490 гг. до н.э. Почти десять лет спустя, в 481–480 гг. до н.э. основу Панэллинской лиги составили полисы Южной Греции, которые входили в руководимой Спартой Пелопоннесский союз и обеспечили руководство спартанцев в войне против персов.

Между тем, персы, особенно после катастрофического поражения их флота при Саламине в 480 г. до н.э. изменили тактику ведения войны, перенеся акцент с военных действий на дипломатию, намереваясь обещаниями и подкупом добиться распада Эллинского союза. Здесь следует иметь в виду, что в использовании финансовых средств для достижения политических целей персы имели своих предшественников – лидийцев. Периоду вторжения Ксеркса принадлежат три известные персидские дипломатические миссии, связанные с «дипломатией золота»: миссия в Афины македонского царя Александра I Филэллина (Hdt., VIII, 140–144), выступавшего в качестве персидского посланца (цель этой миссии, как явствует из рассказа Геродота, заключалась в намерении персов предложить афинянам условия договора и тем самым добиться их выхода из войны); миссия геллеспонтийца Мурихида на Саламин к афинянам (Hdt., IX, 4), также с предложением мира и союза с персидским царем Ксерксом; за этой дипломатической миссией также стоял Мардоний (здесь Геродот не отрицает возможность использование персидских денег для подкупа одного из членов буле – Ликида); наконец, миссия Арфмия Зелейского с царским золотом в Спарту с намерением обеспечить выход спартанцев из войны. Все указанные миссии постигла неудача, главным образом, в виду роста политической сплоченности части греков, воспринимавших персидского царя как агрессора, посягающего на их свободуэ

§ 2 «Укрепление спартано-персидских связей» посвящен рассмотрению попыток (в итоги оказавшихся безуспешными) дипломатического сближения спартанцев и персов в виду, с одной стороны, продолжающейся войны с Персией афинян, находившихся во главе Делосской симмахии, а, с другой стороны, – намечающегося кризиса собственно в афино-спартанских взаимоотношениях.

После отражения нашествия Ксеркса на Элладу в 479 г. до н.э. персы также стремились оказывать влияние на политическую ситуацию в Греции. В научной литературе ведется оживленная дискуссия как в отношении мотивов Павсания в установлении контактов с персами, так и хронологии и характера этих отношений, причем, подчас высказываются диаметрально противоположные точки зрения. В нашей работе считается наиболее обоснованным мнение, что спартанский военачальник, замыслив наладить отношения с врагом, преследовал не только личные цели, а выражал интересы определенных политических кругов в Спарте, которые рассчитывали «примириться» с персами перед лицом осложнения отношений с афинянами после основания Делосского союза в 477 г. до н.э. Павсаний, отстраненный от руководства объединенными силами греков в войне против Персии, таким образом, как нельзя лучше подходил на роль посредника в отношениях с персами. Однако, этот план постигла неудача ввиду сопротивления ему тех спартанских политических сил, которые по прежнему бескомпромиссно воспринимали Персию в качестве основного врага эллинов. Данное заключение, собственно говоря, можно считать справедливым с учетом существования еще до Греко-персидских войн двух мнений среди влиятельных политических кругов Спарты в отношении Персии: одни спартиаты (как мы полагаем, «друзья Демарата», стремились к поддержанию до известной меры хороших отношений с Великими царями; другие, представленные, в том числе, царями Клеоменом, а затем и Леонидом, видели в персах угрозу Спарте и выступали за враждебное отношение к ним. О деятельности спартанской группировки, готовой к возрождению отношений с Персией, косвенно свидетельствуют результаты персидской миссии Мегабаза в Спарту в 456 г. до н.э., который надеялся при помощи денежных средств побудить спартанцев к нападению на Афины, чтобы афиняне прекратили военные действия против персов в Египте.

В § 3 «Афины и Персия: Проблема Каллиева мир» подробно рассматриваются отношения Афинского морского союза с Персией в период пентеконтаэтии, и, прежде всего, дискуссионная проблема Каллиева мира. Мнения исследователей расходятся не только в вопросах датировки этого договора и его основных условий, но и его историчности в целом (впрочем, в настоящее время большинство ученых признают аутентичность договора). В этом разделе разбирается целый ряд важных вопросов, связанных с миром договором с Персией.

Прежде всего, анализируются сведения в отношении дипломатической миссии Каллия в Сузы, о которой сообщает только Геродот (VII, 151) и делается вывод о целесообразности её отнесения к 449 г. до н.э. Рассмотрение основных сведений в источниках о договоре позволяет не согласиться с мнениями некоторых исследователей (Д. Стоктона, К. Майстера), которые выступали против аутентичности договора37, а также поддержать наиболее традиционную датировку Каллиева мира – ок. 449 г. до н.э. Кроме того, представляются несостоятельными попытки некоторых исследователей отнести этот договор ко второй половине 460х гг. до н.э. (например, Дж. Уолша38) или же, по примеру Э. Бэдиана, постулировать существование по крайней мере трех соглашений Каллиева мира, причем, каждый последующий договор возобновлял условия предыдущего (первый из мирных договоров, по мнению Бэдиана, мог быть заключен Каллием сразу же после афинской победы при Эвримедонте еще с Ксерксом, незадолго до смерти этого царя в августе 465 г. до н.э., затем был возобновлен с царем Артаксерксом I около 464 г. до н.э., и наконец, после периода активных боевых действий в Египте и на Кипре, вновь был утвержден уже в 449/8 г. до н.э.39).

Далее, что касается условий Каллиева мира, но признаются безусловно аутентичными те ограничения, которые афиняне наложили на движения персидского боевого флота и войска (не плавать между Кианейскими скалами и Хелидонскими островами; не подходить к малоазийскому побережью ближе чем на трехдневный пеший переход или один пробег коня), в обмен на обязательство ненападения на территорию персидского царя в Азии. С другой стороны, заявленное в ряде источников (Lyc., in Leocr, 73; Diod., XII, 4, 5; XII, 26, 2; Suid. s.v. Kallias Miltiadou) условие об объявлении малоазийских греческих городов независимыми, фактически могло представлять собой ничто иное как интерпретацию «статьи» договора о «границах» и как таковое отсутствовало в соглашении. Таким образом, Каллиев мир был выгоден прежде всего афинянам, а персы на протяжении последующих десятилетий были особенно заинтересованы в пересмотре его важнейших условий.

В последующий период военное могущество афинян в Эгеиде вынуждало персидского царя и сатрапов уклоняться от каких-либо крупных столкновений с афинянами; однако обеим сторонам не удавалось избегать кризисов и осложнений во взаимоотношениях, которые в перспективе могли бы привести к возобновлению нового конфликта. Первый зафиксированный «кризис» в афино-персидских отношений был спровоцирован позицией афинян в связи с восстаниями Мегабиза и его сына Зопира против персидского царя Артаксеркса I. Сведения об этих восстаниях, содержащиеся только у Ктесия Книдского (Ctesias FGrHist. 688. F. 14. 39–42; 46), предполагают установление благожелательных отношений между афинянами и Мегабизом, что в дальнейшем предопределило бегство Зопира, сына Мегабиза в Афины и афинскую поддержку его мятежа. Другой «кризис» случился в период Самосской войны 441/0 г. до н.э., когда помощь восставшим против афинян самосцам оказал персидский сатрап Писсуфн. Наконец, персы поддерживали деятельность дружественных им группировок в союзных афинянам греческих городах Малой Азии (Эрифрах, Колофоне, возможно, Милете и др.).

^ В третьей главе «Персия и Пелопоннесская война» исследуются роль Персии в политической жизни Греции в период наиболее значительного межполисного конфликта.

§ 1 «Эпиликов мирный договор» посвящен анализу греко-персидских отношений в начальный период Пелопоннесской войны (в годы Архидамовой войны), с особым акцентом на роль в этих отношениях Эпиликова мирного договора. С началом военных действий между Афинской державой и Пелопоннесским союзом во главе со Спартой возрастает взаимная дипломатическая активность греков и Персии. Так, в первые годы войны Спарта стремится обойти Афины в получении персидской финансовой и военной помощи, но первые её попытки оказались обречены на неудачу.

С другой стороны, афиняне преуспели в отношениях с Персией, заключив в 420-е гг. до н.э. Эпиликов мирный договор (Andoc., III, 29). С формальной точки зрения он мог возобновлять условия Каллиева мира, однако, в связи с продолжающейся Пелопоннесской войной договор содержал также и некоторые новые черты. В частности, это соглашение устанавливало между афинянами и персидским царем Дарием II Нотом «дружественные отношения на вечные времена», условие, которое едва ли присутствовало в договоре Каллиева мира. Главное назначение договора состояло в том, что он должен был воспрепятствовать Спарте добиться успеха в переговорах с Персией.

Однако, Эпиликов мирный договор оказался краткосрочным. В период Сицилийской экспедиции афиняне нарушили свое соглашение с Персией предоставив военную помощь мятежнику Аморгу, сыну сатрапа Писсуфна. В ответ на эти «недружественные» действия персы разорвали свой договор с Афинами и возобновили переговоры со Спартой, которые в конечном итоге выразились в согласовании антиафинского военного союза (симмахии). Возникает закономерный вопрос: что побудило афинян первыми нарушить свой договор с Дарием II. Следует говорить о комплексе таких причин, среди которых наиболее значимыми были, с одной стороны, антиперсидские настроения демоса и части афинских политиков, с другой же стороны, – уверенность афинян в своих силах, чтобы держать по контролем ситуацию на Востоке.

В § 2 «Договорные отношения Спарты и Персии» речь идет о непосредственном вовлечении Персии в Пелопоннесскую войну на стороне Спарты. За короткий период 412–411 гг. до н.э. спартанцы заключили с персами последовательно три договора, которые предусматривали объединение усилий двух союзников в войне против Афин и их союзников. В обмен на персидскую финансовую и военную помощь спартанцы признали права персидского царя на греческие города Малой Азии. Мнение некоторых современных исследователей, что два первых договора были только проектами, а настоящим договором был только третий, едва ли может быть принято. Фактически, каждый из трех соглашений сыграл свою роль в организации спартано-персидского военного сотрудничества на заключительном этапе Пелопоннесской войны, а замена одного договора другим объясняется стремлением сторон приспособить их условия своим текущим потребностям.

Спартано-персидские дипломатические отношения развивались не всегда гладко. Период наиболее тесных контактов уступал место периоду охлаждения или кризиса, иногда спартанцы и персы были недалеки от полного разрыва. Первые два договора были подвергнуты жесткой критике со стороны спартанцев (Thuc.,VIII,43, 2-3), а третий договор также не был реализован в полной мере по причине невыполнения его условий персидской стороной.

В кризисные моменты взаимоотношений Спарты и Персии в дело вступала афинская дипломатия, которая стремилась добиться разрыва спартано-персидского союза и возобновить афино-персидские дипломатические контактв (такие неудачные попытка имела место накануне заключения третьего спартано-персидского договора Спарты и Персии, а также после разрыва отношений спартанцев с персидским сатрапом Тиссаферном в 411 г. до н.э.).

В конечном итоге, спартано-персидские отношения укрепились вследствие заключения так называемого договора Беотия. Впервые в современной историографии высказал предположение о существовании этого договора Д.М. Льюис. Историк предположил, что третий договор Спарты и Персии потерял свою значимость уже вскоре после его заключения. и привел аргументы в пользу существования четвертого договора между Спартой и Персией, который он назвал по имени Беотия, спартанского посла, участвовавшего в переговорах с персидским царем Дарием II после 410 г. до н.э. (он датирует договор 408 г. до н.э.)40. Многие исследователи в целом поддержали мнение Д.М. Льюиса41, тогда как П. Картледж, Э. Кин и Дж. Коуквелл выразили скептическое отношение к вопросу о его существовании42.

В разделе не только принимается точка зрения Д.М. Льюиса в отношении договора Беотия, но приводятся некоторые дополнительные аргументы в пользу его существования. Этот договор фактически позволил спартанцам и персам выйти из «дипломатического кризиса» и продолжить свое плодотворное сотрудничество в войне против афинян в последние годы войны. Вероятно, успех дипломатической миссии Беотия заключался не только в заключении нового соглашения с самим персидским царем Дарием II, но замена сатрапа Тиссаферна на Кира Младшего в качестве ответственного лица с персидской стороны за обеспечение взаимодействия со Спартой.

Лисандр, выбранный навархом, установил тесные личные взаимоотношения с Киром Младшим и добился продолжения персидской помощи Спарте вплоть до решающей победы над Афинами и завершения Пелопоннесской войны (исключая только кратковременный период навархии Калликратида).

Именно в период Пелопоннесской войны закладываются основные аспекты греко-персидских отношений, которые получат развитие в IV в. до н.э.

^ В четвертой главе «Персия и политическая ситуация в Греции в начале IV в. до н.э.» рассматривается развитие греко-персидских политических отношений от конца Пелопоннесской войны в 404 г. до н.э. и вплоть до заключения так называемого Анталкидова (Царского) мира в 386 г. до н.э.

§ 1 «Роль Персии в консолидации антиспартанского движения в Греции» посвящен событиям спартано-персидской войны 400–394 гг. до н.э., проходившей под лозунгом «независимости и свободы» греческих городов Малой Азии. Истоки конфликта Спарты и Персии восходят к двум факторам: во-первых, к спартанской поддержке мятежа Кира Младшего против своего брата, царя Артаксеркса II, обусловленной существованием благожелательных отношений с царевичем в заключительные годы Пелопоннесской войны; во-вторых, осложнением проблемы малоазийских греков, которые, несмотря на их подчиненность персидскому царю, выступили в поддержку мятежа Кира, а затем, после поражения последнего, обратились к спартанцам с просьбой о защите. Между тем, Спарта, победившая Афины при помощи персов, теперь в новой исторической ситуации, оказалась в положении единственного гегемона греческого мира с вытекающими отсюда всевозможными последствиями.

После некоторых попыток разрешить возникшую ситуацию дипломатическими средствами, спартанцы осенью 400 г. до н.э. отправили в Малую Азию своим гармостом Фиброна с целью организовать военные действия против персов и обеспечит защиту малоазийским греческим городам. Год спустя, в 399 г. до н.э., Фиброн был сменен Деркилидом, который повел войну против персов под лозунгом «независимости и свободы» греческих городов Малой Азии. Военные действия Фиброна и Деркилида в Малой Азии носили локальный характер. Во-первых, они велись с обеих сторон относительно незначительными силами. Во-вторых, обе враждующие стороны по разным причинам избегали решительных сражений, полагаясь в основном на перемирия. Для Деркилида, например, перемирия с персами были средством защиты малоазийских греческих городов от нападений сатрапов Тиссаферна и Фарнабаза. Персидские же сатрапы, в свою очередь, предпочитали посредством перемирий оградить свои владения от опустошения спартанскими войсками, которые в своем составе имели немалое количество наёмников.

Война приняла более динамичный характер лишь с прибытием на театр военных действий молодого спартанского царя Агесилая, который стремился придать своему походу панэллинский характер и тем самым возродить героический настрой греков, который был присущ участникам Эллинского союза в эпоху Греко-персидских войн. Однако даже Агесилай предпочитал использовать дипломатические средства в тех ситуация, где, как он считал, они были наиболее эффективными: во-первых, для нейтрализации тех или иных сатрапов, а, во-вторых, для создания антиперсидской коалиции как из местных азиатских народов (мизийцев, пафлагонцев), только номинально подчинявшихся Великому царю или же вовсе независимых от него, так и из склонных к мятежам персидских сатрапов (привлечение на свою сторону Спифридата, переговоры с Фарнабазом). В последний год своего пребывания в Малой Азии (после победы при Сардах весной 395 г.) Агесилай вознамерился поставить под удар внутренние районы Анатолии. Однако, возникновение Коринфской войны в Греции, в которой против Спарты объединились многие греческие государства, помешало осуществлению планов Агессилая.

Встревоженный успешными действиями Агесилая в Малой Азии, царь Артаксеркс II выделил средства на военные нужды и организовал подготовку к продолжению войны против Спарты, в которой дипломатии уделялось едва ли не первостепенное внимание. Между тем, и в Греции постепенно зрело недовольство спартанской гегемонией. Некоторые греческие полисы тайно от спартанцев обратились к персидской поддержке (известна, например, неудачная афинская дипломатическая миссия в Персию в 398/7 г. до н.э.). Между тем, сложившейся ситуацией воспользовались царь и персидские сатрапы. Они, после битвы при Сардах весной 395 г. до н.э., направили в Грецию своего эмиссара Тимократа Родосского, который должен был, используя в своих целях «царское золото», «подкупить» ведущих политических деятелей в ведущих греческих полисах (прежде всего, в Фивах, Афинах, Коринфе и Аргосе) и побудить их разжечь войну против Спарты в самой Греции. Расчет был довольно прост: персы полагали, что спартанцы, будучи не в состоянии вести войну на два фронта, прекратят свои военные действия в Малой Азии (как это фактически и произошло). Персидская же победа при Книде в августе 394 г. до н.э. нанесла серьезный удар по военному потенциалу и политическому влиянию спартанцев в Восточном Средиземноморье. В результате этой победы малоазийские греческие полисы вновь перешли под персидскую юрисдикцию, а сами персы установили официальные союзнические отношения с греческими противниками Спарты– участниками Коринфского союза, а также продолжили оказывать им финансовую помощь. Таким образом, персы в немалой степени способствовали возникновению нового военного конфликта в Греции.

В

-2-prava-na-ispolnenie-kodeksa-rossijskoj-federacii-material-podgotovlen-s-ispolzovaniem-pravovih-aktov-po.html
-2-pravo-sobstvennosti-na-zemlyu-minina-e-l-kand-yurid-nauk-gl-4-12-shuplecova-yu-i-kand-yurid-nauk-gl-11.html
-2-pravovie-osnovi-organizacii-i-deyatelnosti-yuridicheskoj-organizacionno-pravovie-osnovi-deyatelnosti-yuridicheskoj.html
-2-predmet-dokazivaniya-uchebnik-pod-redakciej.html
-2-predmet-i-predeli-dokazivaniya-v-m-tertishnik-s-v-slinko.html
-2-prestupleniya-posyagayushie-na-vneshnyuyu-bezopasnost-l-l-kruglikov-rekomendovan-ministerstvom-obrazovaniya.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/kultura-drevnej-grecii.html
  • learn.bystrickaya.ru/g-v-leonov-sopredsedateli.html
  • school.bystrickaya.ru/1-osnovnie-ponyatiya-i-opredeleniya.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/uchebnaya-programma-dlya-specialnosti-1-25-01-04-finansi-i-kredit-2010.html
  • testyi.bystrickaya.ru/7-rekomendacii-upolnomochennogo-po-pravam-cheloveka-po-obrasheniyam-zayavitelej.html
  • tests.bystrickaya.ru/lanta-tur-voyazh-prezentuet-svoj-novij-turisticheskij-produkt-na-vistavke-otdih-leisure-v-krokus-ekspo.html
  • grade.bystrickaya.ru/ob-isparenii-v-vakuum-i-prichin-rastvoreniya-gazov-v-zhidkosti-po-tte-fizika-gde-pravda-a-gde-vimisel.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-dlya-studentov-obuchayushihsya-po-napravleniyu-070100-62-instrumentalnoe-ispolnitelstvo.html
  • laboratory.bystrickaya.ru/zhizn-i-deyatelnost-pestalocci.html
  • grade.bystrickaya.ru/obem-finansirovaniya-vseh-napravlenij-otchet-po-realizacii-prioritetnih-nacionalnih-proektov-v-respublike-buryatiya.html
  • student.bystrickaya.ru/1-1kratkaya-harakteristika-predpriyatiya.html
  • writing.bystrickaya.ru/etapi-razvitiya-i-sravnitelnij-analiz-programm-opticheskogo-raspoznavaniya.html
  • books.bystrickaya.ru/doklad-ob-organizacii-i-provedenii-gosudarstvennogo-kontrolya.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/2221-utochnenie-soderzhaniya-obucheniya-programmirovaniyu-na-osnove-kompyuternoj-matematiki.html
  • textbook.bystrickaya.ru/harakteristika-materialno-tehnicheskogo-obespecheniya-predpriyatiya.html
  • tasks.bystrickaya.ru/3-mani-dragocennost-uma-kak-filosofskij-kamen-i-pervo-materiya.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/programma-disciplini-dpp-f-08-1-praktika-ustnoj-i-pismennoj-rechi-1-kurs-fo-ukazivaetsya-naimenovanie-disciplini-v-sootvetstvii-s-gos-i-uchebnim-planom-celi-i-zadachi-disciplini.html
  • nauka.bystrickaya.ru/variant-1-esli-u-vas-est-pesochnica-programma-profilaktiki-zloupotrebleniya-psihoaktivnimi-veshestvami-dlya-detej-6-11-let.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/predsedatelyu-pravitelstva.html
  • bukva.bystrickaya.ru/otchet-o-rezultatah-samoobsledovaniya-gosudarstvennogo-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya-visshego-professionalnogo-obrazovaniya-stranica-4.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/statisticheskie-metodi-i-priemi-izuchenie-urovnya-zhizni-naseleniya-rf.html
  • pisat.bystrickaya.ru/turizm-v-ekvadore.html
  • student.bystrickaya.ru/2016-zhili-bjriina-anitama-negzdemen-nisani.html
  • klass.bystrickaya.ru/bektemn-gimnaziya-direktori.html
  • testyi.bystrickaya.ru/administrativnoe-pravo-teoriya-gosudarstva-i-prava.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/programma-disciplini-opd-f-06-pravovoe-regulirovanie-reklamnoj-deyatelnosti.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/v-zaklyuchenii-teoriya-izluchatelnih-i-bezizluchatelnih-perehodov-v-opticheskih-centrah-v-obemnih-i-nanorazmernih.html
  • testyi.bystrickaya.ru/46-krishi-461-trebovaniya-po-tehnicheskomu-obsluzhivaniyu-pravila-i-normi-tehnicheskoj-ekspluatacii-zhilishnogo-fonda.html
  • books.bystrickaya.ru/bitie-glava-3-uroki-16.html
  • knigi.bystrickaya.ru/spisok-opublikovannih-rabot-po-teme-dissertacii-etnopoliticheskie-processi-u-tyurkoyazichnih-narodov-istoriya-i-ee.html
  • letter.bystrickaya.ru/nachalo-vojni-zastalo-praktikantov-sudovoditelskogo-otdeleniya-na-plavpraktike-sluchilos-takoe-ne-tolko-s-sudovoditelyami-no-sudba-sudovoditelej-bila-otlichnoj.html
  • bukva.bystrickaya.ru/professionalnie-uchastniki-rinka-cennih-bumag.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/programma-metodicheskie-ukazaniya-voprosi-dlya-samoproverki-i-kontrolnie-zadaniya-dlya-studentov-ii-iii-kursov-zaochnoj-formi-obucheniya-novosibirsk-stranica-3.html
  • books.bystrickaya.ru/chast-a-takzhe-podhodi-k-mostu-dolzhni-ochishatsya-ot-snega-i-lda-prikaz-ot-19-iyunya-2003-g-n-229-ob-utverzhdenii.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/zakon-bozhij-i-hroniki-narnii-stranica-25.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.